Реформа прокуратуры: что изменилось в работе комиссий по добору руководителей органа

Читати українською
Геннадий Дубовкандидат юридических наук

Генпрокурор Ирина Венедиктова подписала приказ о новом положении для комиссий по добору руководящего состава органов прокуратуры. Изменился ли принцип работы комиссий, а также их состав, могут ли кандидаты на руководящую должность повлиять на решение комиссий, и почему руководителя Киевской прокуратуры назначили без собеседования на доброчестность? «Слово и дело» расспросило кандидата юридических наук Геннадия Дубова и юриста Алексея Ничипоренко.

По мнению Ничипоренко, изменение состава комиссий по добору руководства практически не меняет сам подход к назначению и, по сути, нивелирует конкурсный отбор.

«Данное решение не влияет на комиссии, которые будут проводить собеседования с прокурорами на предмет доброчестности в ходе переаттестации, соответственно, никоим образом не влияет на ход реформы. Сама процедура назначения на руководящие должности не изменилась. Рядовые сотрудники все так же не имеют возможности вносить свои. Комиссии, как и раньше, будут рассматривать только тех кандидатов, которые внесет генеральный прокурор либо прокурор областного значения», – уточнил юрист.

Реформа прокуратуры: плюсы и минусы переаттестации в ГПУТестирование отсеяло многих некомпетентных прокуроров, задев и порядочных профессионалов, а назначение на руководящие должности проходило без конкурса.

При этом Ничипоренко обратил внимание, что назначение Романа Говды исполняющим обязанности прокурора Киева прошло таким образом, что ему не пришлось проходить аттестацию.

«При назначении Романа Михайловича руководство Офиса впервые использовало норму закона, которая предусматривает отсутствие необходимости прохождения переаттестации прокуроров,которых назначают на административную должность в Офис генерального прокурора. Таким образом, путем незамысловатой махинации в виде назначения сначала в Офис, а потом перевода в столицу Говда не подлежит прохождению переаттестации и, соответственно, проверки на доброчестность», – отметил Алексей Ничипоренко.

В свою очередь, Геннадий Дубов не увидел в процедуре назначения Говды какого-то умысла.

«Я не думаю, что дело в проверке на доброчестность. При желании можно приказом поменять состав комиссии, сделать так, что прокурорских голосов будет достаточно, и человек проходит проверку на доброчестность. Вряд ли все это делалось, чтобы избежать проверки на доброчестность. Многое зависит от того, на основании каких материалов она будет проводится. К тому же, результаты проверки не публикуются. Поэтому, если бы хотели что-то скрыть, то вполне смогли бы это сделать», – предположил Дубов.

Гораздо важнее, по мнению Дубова, наконец-то определиться, нужны ли в составе комиссий представители «со стороны», не работавшие в органах прокуратуры.

«В рамках переаттестации сначала проводились тесты, потом было собеседование на доброчестность. Отсев был на этапе подачи заявления на прохождение аттестации, потом кто-то не сдал тесты, далее – не прошел собеседование. Таким образом, чуть более половины работников Генеральной прокуратуры лишились должностей», – напомнил Дубов.

Когда был создан Офис генпрокурора, те, кто остался там работать, прошли еще одну комиссию, если претендовали на руководящие должности. Комиссия существовала и до смены генерального прокурора, но не принимала решения, кто останется работать в прокуратуре. Генеральный прокурор предлагал претендентов на руководящую должность, комиссия утверждала.

«В этом был определенный недостаток, потому что по факту этот процесс больше похож на собеседование на доброчестность, хотя изначально задумывался как конкурс на руководящую должность, чтобы отобрать самых достойных. Однако на деле решение комиссии – это акт утверждения кандидата в должности начальника департамента, управления, а не конкурс», –уточнил юрист.

Новое положение по добору руководящего состава сильно изменило принцип формирования комиссии.

«Раньше в комиссию входили трое членов от прокуратуры и трое – от иностранных посольств, международных организаций, программ помощи. Для принятия решения было необходимо четыре голоса, поэтому представители прокуратуры не могли единолично утвердить кандидатуру. Сейчас оставили только двух представителей – от высших учебных заведений или от международных организаций. Таким образом, уменьшили состав представителей не от прокуратуры и предоставили альтернативу, потому что делегировать членов в эти комиссии могут еще и наши вузы. Однако в такой конфигурации только прокурорских голосов достаточно для принятия любого решения», – пояснил Геннадий Дубов.

По мнению юриста, в целом нужно определиться, продолжать ли опыт включения в комиссии «сторонних» представителей или оставить только людей из системы.

«Прокуратура – это не настолько специфический орган, как, скажем, СБУ, где тоже предлагали, чтобы в комиссиях присутствовали активисты, общественность, представители международных организаций, которые бы принимали участие в аттестации и назначениях. Но это явный перебор, потому что не может разведчик назначаться активистом или иностранцем. В случае с прокурорами нет такого явного фактора секретности, как в разведке и спецслужбах. Поэтому, если в прокурорских комиссиях и могут присутствовать представители науки и общественности, то они должны иметь решающий голос, а не просто формально присутствовать», – подытожил Геннадий Дубов.

Ранее «Слово и дело» разбиралось, какие были плюсы и минусы переаттестации в ГПУ в рамках реформы прокуратуры.

Также ми писали, что более половины прокуроров ГПУ не прошли аттестацию.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал