Первый премьер Зеленского. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

История с заявлением об отставке Алексея Гончарука лишь подтвердила то, что и без того было известно: в Украине слабый премьер и сильный президент.

Речь, безусловно, не о каких-то выдающихся достоинствах Владимира Зеленского, а лишь напоминание об известном факте, что у нас парламент Зеленского и правительство Зеленского. Эти институты, не имея собственной значительной поддержки, катаются на беспрецедентной народной поддержке президента. Ничего удивительного, что вопрос о своей отставке глава Кабмина адресовал в первую очередь главе государства. Как Владимир Александрович решат, так Алексей Валерьевич и поступят. С соответствующим голосованием в Верховной раде и положенными процедурами.

Мы – свидетели банального жеста, по сути являющегося вотумом доверия. А поскольку в нашей ситуации значение имеет только доверие президента, к нему Гончарук и обращается. Тем более, что премьеру недоброжелатели вменяют неуважение к главе государства, темному в вопросах экономики. Алексей как бы говорит Владимиру: «Да чтобы я?! Да никогда! Не веришь – уволь». Понятно, что такие сцены разыгрываются, чтобы потом показательно слиться в дружеских объятьях.

Гончарук подал в отставку: что пишут в соцсетяхПремьер-министр Алексей Гончарук подал заявление об отставке. Слово и Дело собрало реакцию соцсетей.

Однако сам эпизод как раз демонстрирует, что отношения Зеленского и Гончарука далеки от дружеских. Если тот, на кого наезжают, имеет возможность в любой момент по душам обсудить с другом-боссом ситуацию, информационная атака лишается эффективности. Те, кто наехал на премьера, рассчитывали увеличить существующую внутреннюю дистанцию между президентом и премьером. Кстати, кажется, получилось.

Слабость Гончарука выдает как раз то, что сам он, возможно, посчитал проявлением собственной силы: перевод информационной утечки из маленького скандальчика, без каких у нас трех дней не проходит, в большой публичный скандал. Налицо неоправданная переоценка влиятельности тех, кто устроил утечку. Расклад сил вообще не выдает никаких угроз премьерскому существованию. К чему эта нервозная реакция?

Нервозность в не угрожающих обстоятельствах выдает неуверенность премьера, и это точно к достоинствам не отнесешь. Другой бы отмахнулся и продолжил дело делать, а этот посчитал необходимым раздуть из мухи слона с признаками правительственного кризиса.

Отсюда еще один момент, который обнаруживает в Алексее Гончаруке политика весьма скромных масштабов. В семейной жизни собирать вещи, угрожая переехать к маме, крайне разрушительный прием. Может, кому-то когда-то он и помог, чаще – нет. А уж прибегать к нему без крайней необходимости – вообще упаси боже. Вотум доверия – очень сильное средство, и баловаться им по пустякам – плохая политика, тем более на четвертом месяце полномочий.

Поставив Зеленского перед необходимостью публично продемонстрировать ему свое лояльное отношение, Гончарук лишний раз заострил вопрос, так ли он дорог президенту. Откровенно говоря, в молодом главе правительства никак не обнаруживается какая-то исключительная ценность, которая бы делала его незаменимым. Пока он просто первый премьер, во время президентства Зеленского отобранный впопыхах и довольно случайным образом. Причем вопрос о следующем стал витать в воздухе практически сразу после назначения Гончарука.

Другое дело, где его, второго, взять. Но когда такая фигура неизбежно обнаружится, с убедительными достоинствами, которые перевесят очевидные недостатки, за Алексея Гончарука никто держаться не будет. Владимир Александрович найдет нужные слова для Алексея Валерьевича, чтобы тот освободил место для кого-то повнушительней, даже если до истечения срока правительственного иммунитета будет куча времени.

Леонид Швец, специально для «Слово и Дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
Загрузка...