Тонкий лед Зеленского: военные итоги 2019 года

Читати українською
Денис Поповичжурналист

Фронтовые итоги 2019 года стали отражением политических изменений в Украине и в мире. Новая власть во главе с президентом Владимиром Зеленским заявила о своем стремлении прекратить кровопролитие на Донбассе и предприняла несколько реальных шагов для достижения этой важной цели. Однако до конкретных результатов еще очень далеко.

Уходящий 2019 год стал годом больших событий в нашей стране. Победив с разгромным счетом на выборах, президент Зеленский распустил Верховную раду и согласно результатам уже досрочных парламентских выборов получил практически неограниченную власть в Украине. Глава государства приступил к выполнению своих предвыборных обещаний, одним из которых стало прекращение войны на Донбассе.

Команда Зеленского тут же заявила, что не рассматривает военный путь разрешения конфликта, обещав сосредоточиться на дипломатических и политических методах. Еще до того, как Зе стал президентом, его представители заявляли, что намерены использовать для этого механизмы Минских соглашений, а также расширить так называемый Нормандский формат, включив в него Великобританию и США, с тем, чтобы они помогли усилить санкционное давление на Россию, вынудив ее к переговорам в выгодном для Украины ключе.

Этот план был воспринят обществом «на ура», хотя он не объяснял важнейших деталей. Во-первых, каким образом Минские соглашения могут стать выгодной для Украины «дорожной картой» для прекращения войны, если они изначально предполагают целый ряд невыгодных для нашей страны условий. Например, эти договоренности предусматривают амнистию боевикам, их легализацию в украинском правовом поле, а также фактическую федерализацию Украины, путем предоставления особого статуса оккупированным территориям через изменения в Конституцию.

Во-вторых, какими аргументами украинская сторона намерена добиваться включения в Нормандский формат США и Великобритании, если это совершенно невыгодно другим участникам этого формата: Германии, Франции и самой же России?

Наконец, в-третьих, почему санкционное давление вообще должно принудить Россию к отступлению на Донбассе и в Крыму, если при наличии тех же санкций этого не произошло в течение пяти предыдущих лет? И существуют ли вообще такие санкции, которые заставили бы РФ мирным путем освободить захваченные украинские территории.

Сложилось впечатление, что давая некоторые свои обещания, будущий президент просто не понимал, по какому тонкому льду ему придется ходить. Неудивительно, что часть этих обещаний Зеленский просто не в силах был выполнить. Прежде всего это касалось расширения Нормандского формата. Провал этой попытки стал очевиден, когда разразился скандал, связанный с июльскими телефонными переговорами Дональда Трампа и Зеленского, в ходе которых президент США якобы попросил провести в Украине антикоррупционное расследование, направленное против ближайшего политического соперника Трампа – Джо Байдена. Эта история привела Дональда Трампа на грань импичмента и чуть было не стоила нашей стране прекращения программы военной помощи со стороны США.

Дальнейшие попытки прекратить стрельбу на Донбассе свелись к стремлению Зеленского напрямую встретиться для соответствующих переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным. На этом пути Зе пришлось сделать несколько уступок в рамках непопулярных Минских соглашений: обеспечить разведение противоборствующих сторон на трех участках фронта – Петровском, Золотом и в Станице Луганской (в Украине уже говорят о том, что сепаратисты не соблюдают свою часть уговора), а также подтвердить имплементацию в украинское законодательство так называемой «формулы Штайнмайера», предполагающей поэтапное выполнение политической части Минских соглашений.

Поскольку «формула Штайнмайера» не меняет сути Минских соглашений, обещания «вмонтировать» ее в законодательство Украины (напомним, только лишь для того, чтобы организовать встречу Зеленского с Путиным!) вызвали уличные протесты в Киеве и других городах под лозунгом «Нет капитуляции». Это предельно сузило Зеленскому пространство для маневра. Двигаясь по пути «Минска-2» он рисковал получить новый «Майдан», а свернув с этого пути – продолжение войны и обвинения в окончательном провале предвыборных обещаний.

Долгожданная встреча с Путиным состоялась 9 декабря в Париже в рамках «нормандской четверки». Вопреки всем опасениям, Зеленский сыграл свою первую партию вничью, не добившись существенных уступок, но и не сдав главные позиции. А некоторые результаты деятельности Зеленского на пути мирного урегулирования можно считать и довольно успешными. Речь идет об освобождении украинских политзаключенных и пленных моряков. Еще один такой обмен, к слову, запланирован на 29 декабря.

Однако боевая ничья в Париже означает продолжение вялотекущего конфликта на фронте, который, по подсчетам СМИ, забрал в 2019 году жизни более 100 украинских военнослужащих. А поскольку 9 декабря стороны лишь еще раз обозначили основные претензии друг к другу, то до каких-либо конкретных решений еще очень далеко. А значит, и в следующем году клинч будет продолжаться.

Денис Попович, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...