«Волынский разлом»: почему Польша игнорирует путь к историческому примирению с Украиной

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Уже завтра, 11 июля, в Польше почтят Национальный день памяти жертв геноцида. В 2018-м исполняется 75 лет со дня начала Волынской трагедии – события, которое сопровождалось этническими чистками украинского и польского населения.

За последние три года Украина и Польша, несмотря на множество попыток, так и не смогли найти общий знаменатель для установления исторической справедливости и долгожданного примирения по поводу тех трагических событий.

В 2016 году, несмотря на попытки украинской стороны как на официальном уровне, так и благодаря усилиям культурных и общественных деятелей, польский Сейм таки решил на официальном уровне ежегодно чествовать День памяти жертв геноцида именно 11 июля. Конечно, с точки зрения польских парламентариев считается, что в геноциде поляков виноваты украинские националисты, ОУН и УПА. Учитывая процесс переосмысления неоднозначных исторических фигур и событий в Украине, такая трактовка польских политиков среди многих украинцев не вызывает ничего другого, кроме чувства обиды.

В 2017 году кризис на фоне исторической памяти тлишь углубился. Началось все с демонтажа мемориального памятника воинам УПА на кладбище в селе Грушовичи, которое находится в Польше. Мол, чтобы доказать, что на кладбище действительно похоронены украинцы, нужно еще провести раскопки и исторические исследования. Украина со своей стороны решительно осудила такие действия Польши и впоследствии запретила эксгумацию польских захоронений на своей территории.

На этом кризис не иссяк. Польская сторона начала вводить «черные списки» на въезд на территорию Польши украинских чиновников и историков, причастных к истории с мораторием на эксгумацию польских захоронений в Украине. Впоследствии польские власти инициировали изменения в закон об Институте национальной памяти: теперь в полномочия этого учреждения входит наказание за «отрицание бандеровских преступлений».

Все попытки как-то наладить «исторический» диалог пока терпят неудачи. Результаты встречи двух президентов в Харькове в конце 2017 года были многообещающими, однако реальных шагов к примирению до сих пор не произошло. Сейчас именно Польша демонстрирует жесткую позицию относительно событий Волынской трагедии.

Война взглядов

В конце прошлой недели украинский президент Петр Порошенко посетил польское село Сагрынь, чтобы почтить память погибших украинцев. Именно в этом селе в 1944 году регулярные части Армии Крайовой и польские «крестьянские батальоны» совершили акт этнической чистки украинского населения, уничтожив, по предварительным данным историков, более тысячи украинцев.

Дуда рассказал, ради чего Польша поддержит УкраинуГлава Польши Анджей Дуда принимает участие в мероприятиях в семьдесят пятом годовщину Волынской трагедии.

В этот же день президент Польши Анджей Дуда посетил Волынь, где возле одного из сел также почтил память своих соотечественников, погибших от действий украинских отрядов УПА.

Примечательно, что оба президента так и не нашли времени, чтобы провести совместную встречу и поговорить о наболевшем. Впрочем, риторика каждого из глав государств отличалась. Если Петр Порошенко предостерег польскую сторону от неоднозначных политических оценок общего прошлого и призвал пересмотреть политику в отношении нового законодательства о польском Институте национальной памяти, то Дуда был более резок в высказываниях. Именно из его уст прозвучала очень сомнительная информация о масштабах этнических чисток: мол, украинцы во время Волынской «резни» уничтожили около 100 тысяч поляков, тогда как последние мстили и убили «только» 5 тысяч украинцев.

В общем, подобные заявления лидера одного из наиболее развитых государств Евросоюза являются не только откровенной ложью, но и явной дикостью в 21-м веке. Измерять вину обеих сторон количеством погибших людей – кощунство и неуважение к исторической памяти как своего народа, так и народа государства-соседа.

Интересными в плане анализа являются и высказывания посла Республики Польша в Украине Яна Пекло, который также выступал с речью на Волыни ко дню чествования трагических событий 75-летней давности. В частности, он отметил, что в свое время после трагедии Второй мировой войны Польше и Германии уже удалось достичь понимания, поэтому с Украиной «тоже должно получиться». То есть в настоящее время среди польского истеблишмента популярным является мнение об отсутствии взаимопонимания с украинской стороной. Это и смущает, и удивляет одновременно. Ведь почти весь 2017 год украинская сторона на самом высоком уровне пыталась всячески способствовать налаживанию отношений с Польшей именно в вопросе национальной памяти.

Миф о сильной Польше

Впрочем, такой подход со стороны Польши никого не удивил. Дело в том, что сейчас польские политики пытаются найти выгодное позиционирование не только в отношениях с Украиной, но и укрепить свои позиции в ЕС.

Именно поэтому с полки исторического шкафа снова достали «миф о сильной Польше». К сожалению, именно Украина стала наиболее уязвимым объектом, который можно удачно использовать для собственного возвеличивания и позиционирования Польши. Это благоприятная тема как для внутренней политики, так и для внешней.

МИД Польши: Закон об Институте нацпамяти нужно изменитьМинистр иностранных дел Польши Яцек Чапутович выступил за коррекцию закона об Институте национальной памяти.

Ведь каждый поляк, какие бы добрые чувства и намерения он ни испытывал к Украине и украинцам, в большинстве случаев одобрит риторику правительства и президента, которые отстаивают прежде всего свой собственный национальный интерес.

А в плане внешней политики вполне вероятно, что вопрос национальной памяти и установления исторической справедливости будет использован (и уже, возможно, используется) как дополнительный фактор в политических и экономических отношениях с Украиной. То есть это элемент давления на Украину. Например, аналогичная ситуация существует с языковыми нормами в законе об образовании, которые использует Венгрия. Официальный Будапешт не видит ничего плохого в том, чтобы отстаивать свои национальные интересы, блокируя движение Украины в НАТО в обмен на выполнение своих условий.

Какие рычаги влияния имеет Польша? Геополитические и экономические. И если в первом вопросе Украина для Польши является стратегическими партнером и любые недоразумения невыгодны обеим сторонам, то экономический аспект является более болезненным прежде всего для украинской стороны. Вспомнить только, какое количество украинцев сейчас работают в Польше, и прямую зависимость украинской стороны от этого обстоятельства не трудно определить.

Долгий путь к примирению

На самом деле, украинцы в который раз стали заложниками стратегии заигрывания своих же политиков. Во время последней встречи в Харькове в 2017 году Петр Порошенко пообещал, что Украина решит вопрос по отмене моратория на проведение поисково-эксгумационных работ польских захоронений.

Украина не нуждается в советах. Порошенко прокомментировал отношения с ПольшейПетр Порошенко заявил о том, что Украина, как и Польша, не нуждается в советах, каких героев чтить, а каких нет.

Естественно, что с позиции более влиятельного игрока и с точки зрения восстановления «мифа о большой Польше» политики последней надеялись, что украинская власть первой выполнит свои обязательства. Зато сами и не планировали идти навстречу – проведя эксгумацию украинских останков в Грушовичах, польские историки получили свидетельство того, что в могилах якобы и в самом деле не было украинских воинов. То есть, получается, формально Польша и не должна восстанавливать никаких надгробий, ведь похороненных украинцев там и нет. Аргументы отечественных историков о том, что воинов УПА хоронили не в обмундировании, а в гражданской одежде, чтобы скрыть их принадлежность к повстанческим отрядам, польская сторона сознательно не слышит.

Получается, что нынешний путь к «примирению» с польской стороной выглядит скорее как пренебрежение украинской позицией для определенных политических и геополитических дивидендов для польской стороны. Попытки украинской власти уладить ситуацию и призывы к конструктиву не только игнорируются, но и просто «принимаются к сведению». То есть Польша, воспользовавшись слабостью Украины, пытается получить как можно больше геополитических баллов в сложной исторической головоломке. А уже потом, когда-то, может быть, попытается учесть и мнение своего стратегического партнера. Тогда, когда же получит свой интерес и использует все рычаги влияния на слабого соседа.

В будущем Украине следует тщательнее отрабатывать стратегию защиты своих национальных интересов и в контексте сохранения собственной исторической памяти. С безоговорочным перечнем аргументов и продуманной информационной политикой как внутри украинского общества, так и для внешнего реципиента. И жестче защищать свою точку зрения, которая, безусловно, заслуживает уважения и понимания.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...