Имеет ли право НАБУ предоставлять видео из материалов следствия журналистам?

Читати українською
Видеодоказательство того, как Ульяне Супрун предлагали взятку, оказалось в эфире одного из телеканалов, получившего запись от НАБУ в ответ на информационный запрос. Могут ли правоохранительные органы обнародовать такую информацию до суда?
Слово и Дело

Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) показало видео, на котором, возможно, и. о. министра охраны здоровья Ульяне Супрун предлагают взятку в обмен на медицинское оборудование для больниц города Вишневого. Видео было предоставлено антикоррупционным органом телеканалу «112 Украина» в ответ на запрос журналистов. Имеет ли право НАБУ или другие правоохранительные органы предоставлять видео, котрое является материалами уголовного производства, «Слово и Дело» спросило у эксперта «Реанимационного пакета реформ» Златы Симоненко.

«Если видео относится к материалам досудебного расследования, то исключительно следователь или прокурор, оценивая эти доказательства, принимает решение, публиковать их или нет. Вместе с тем, учитывая, что речь идет о видео, которое является материалами следствия, а не просто записью каких-то телепрограмм, не стоит обнародовать его до суда», – считает Симоненко.

НАБУ нагрянуло с обыском к помощнику ЛяшкоДетективы Национального антикоррупционного бюро с утра проводят обыски дома у помощника Олега Ляшко Олега Богачова.

По ее мнению, НАБУ использует этот инструмент для защиты от политического давления. Несмотря на то, что в НАБУ пытаются действовать в интересах государства, однако эти нарезки видео, которое на самом деле длится не три минуты, а, условно говоря, 20 часов, несколько искажает восприятие подозреваемого и нарушает презумпцию невиновности.

«Есть даже специальные фирмы, которые предоставляют такие специфические услуги, когда из видео делают коротенький ролик, формирующий у зрителя нужное отношение к обвиняемому. Не всегда эта нарезка дает утвердительные основания говорить о том, что лицо виновно. Я не поддерживаю эту идею, потому что, по моему убеждению, обнародование любых материалов всегда вредит досудебному следствию», – сказала юрист.

По ее словам, за рубежом, например, в Соединенных Штатах, никогда не показывают заранее видеодоказательства, разве что в исключительных случаях, когда преступление касается терроризма или национальных интересов государства.

«Если прокурор утверждает, что у него есть доказательства того, что лицо является виновным, то этого для общества достаточно. У нас обычно сначала показывают видео, а потом говорят о вручении подозрения. Это не только НАБУ, это и Генеральная, и военная прокуратуры. У нас пока политико-правоохранительные органы», – отметила Симоненко.

Она уверена, что для общества важно увидеть полное видео и сделать собственный вывод, а не «проглотить» уже готовую идею виновности человека. В то же время для суда в первую очередь весомым является то, как это видео было получено. От этого зависит, примет ли его во внимание суд как надлежащее доказательство.

«Я не знаю случаев, когда бы обнародование видео на стадии досудебного расследования пошло на пользу правоохранительным органам. Защита может заранее продумать стратегию. Можно придумать дополнительные экспертизы и множество вариантов, как разбить данное доказательство», – отметила юрист.

Ранее мы писали, что МОЗ обнародовал разъяснение относительно обращения Ульяны Супрун в НАБУ о предложении взятки.

Напомним, НАБУ нагрянула с обыском к помощнику Ляшко.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...