Маневр примирения: для чего создают Министерство по делам ветеранов

Читати українською
Александр Радчукполитолог

На этой неделе киевляне и гости столицы наблюдали за очередным маршем военных в центре столицы. На этот раз 27 февраля, в пленарный день работы парламента, в центре Киева с мирной акцией протеста колонной вышли ветераны АТО. Они требовали от народных депутатов обратить внимание на их проблемы и принять решение о создании отдельного Министерства по делам ветеранов.

По странному стечению обстоятельств, Верховная Рада сразу же прислушалась к голосу протестующих. 241 народный избранник проголосовал за постановление об обращении парламента к Кабинету министров о создании Министерства Украины по делам ветеранов. Инициаторами обращения выступили народные избранники от фракций большинства – БПП и «Народного фронта».

Казалось бы, замечательная инициатива. Ветеранов АТО становится все больше, проблем, с которыми они сталкиваются, очень много. Конечно, создание отдельного министерства могло бы улучшить положение солдат, которые уже отслужили определенный срок в армии и демобилизовались. Но почему об этих проблемах заговорили именно сейчас и не торчат ли уши политических мотивов в благородном деле создания нового министерства?

Позаботиться о ветеранах

К слову, идея создания отдельного ведомства по делам ветеранов – не нова. Лучше всего о своих ветеранах заботятся в США, где соответствующее министерство действует с 1930 года. Соединенные Штаты долго работали над созданием одной из самых комплексных систем помощи для ветеранов из других стран мира. Правда, уровень возможностей бюджета США, мягко говоря, существенно отличается от украинского.

Печальная статистика: боевые и небоевые потери в ВСУ за время АТОЗа время проведения антитеррористической операции Вооруженные силы Украины потеряли почти 4 тысячи человек, 1,6 тысячи из которых – не на поле боя.

Скорее Украине следует больше внимания обратить на опыт Хорватии, где подобное министерство по вопросам ветеранов было создано в 2011 году. Оно делится на четыре управления – по делам семьи, по делам ветеранов войны, солидарности поколений и по делам пленных и пропавших без вести. Если следовать хорватскому опыту, тогда в Украине стоило бы на базе министерства по делам ветеранов объединить функции еще нескольких ведомств. Действительно, это межотраслевой орган исполнительной власти, в компетенции которого могут быть решения всего спектра проблем, с которыми сталкиваются солдаты, возвращающиеся к мирной жизни. А это и медицинская помощь, и психологическая адаптация, и проблемы с поиском работы, с приобретением жилья, и интеграция в мирную жизнь общества.

Всеми этими проблемами занимаются различные государственные структуры. Именно поэтому, по мнению инициаторов предложения о создании отдельного ведомства – народных депутатов от БПП и «Народного фронта», и стоит эти функции сконцентрировать в одном министерстве. Пропрезидентская фракция даже угрожала заблокировать трибуну парламента, если решение не будет принято.

В кулуарах парламента говорят, что создание нового министерства – это результат очередных торгов за квоты в переформатировании правительства. Мол, пропрезидентская команда выдвинула это требование Владимиру Гройсману в обмен на дальнейшую поддержку его правительственных инициатив в Верховной Раде. В свою очередь премьер, кроме поддержки нардепов, предварительно получил согласие на свою квоту в будущем списке пропрезидентской силы на выборах в следующую Раду.

Ранее идеи о создании подобного министерства неоднократно возникали в сообщениях политиков, народных депутатов и чиновников. Например, последовательным сторонником создания подобного ведомства является заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука.

Примечательно, что как раз накануне принятия решения парламента о возможности создания нового министерства большой скандал разразился между Министерством обороны и военной прокуратурой. Поводом стало выступление главы военной прокуратуры Анатолия Матиоса, который заявил о катастрофической проблеме с самоубийствами военнослужащих в рядах ВСУ. Мол, еженедельно укорачивают себе жизнь двое солдат. К тому же, по словам Матиоса, никто не ведет подобной печальной статистики после увольнения солдат со службы. В Минобороны отрицают обвинения Матиоса и указывают на меньшие цифры погибших солдат в результате самоубийств.

К слову, именно предотвращение самоубийств и поддержка психологического состояния военнослужащих – одна из главных тем, которыми может заняться профильное Министерство по делам ветеранов. Если, конечно же, будет создано.

Министерство одной проблемы

По состоянию на 31 января этого года статус участников боевых действий получили 326 тысяч 60 участников АТО. Не все из них являются ветеранами, впрочем, большинство из них – это именно те люди, проблемами которых и может заняться отдельное министерство. По подсчетам экспертов, например, в США общее количество ветеранов составляет около 6% от всей численности населения. В Украине это около 3%, но цифра постоянно растет. Конечно, опять же, количество населения в США значительно больше, а проблем точно не меньше, хотя бы учитывая общее количество огнестрельного оружия, которым легально владеют местные граждане.

Воинам АТО будут помогать вернуться к мирной жизниКуратор проекта Ассоциации реинтеграции, адаптации и социализации для воинов АТО Ирина Дружинец рассказала о целях и принципах деятельности организации

Министерство по делам ветеранов не появится на ровном месте – основой для его деятельности может стать действующая Государственная служба по делам ветеранов. Чиновники этой структуры прогнозируют, что в случае согласования всех позиций и решения правительства новое министерство может заработать лишь с начала 2019 года. Для его работы нужно еще создать отдельное штатное расписание, выделить финансирование, помещение.

В целом же, идея с появлением министерства является позитивным сигналом со стороны государства к своим гражданам. Впрочем, как всегда, вызывает определенные предостережения сам процесс реализации. Насколько оправданным будет появление еще одного ведомства с многочисленным штатом чиновников? Сколько нужно будет денег для его функционирования? Будут ли оказывать сопротивление другие министерства, когда придется передать часть полномочий новому органу исполнительной власти?

В общем, сами ветераны и участники АТО, несмотря на безусловное наличие массы проблем, говорят о том, что идея с появлением нового министерства – это скорее инициатива самих нардепов и чиновников. Поэтому вполне вероятно, что новое Министерство по делам ветеранов – это некий предвыборный ход на «сближение» власти с потенциально взрывоопасным электоратом.

Именно АТОшники, добровольцы и волонтеры сейчас являются наиболее активными гражданами и пользуются доверием у остального общества. Именно они чаще других озвучивают собственную позицию, которая, как правило, не совпадает с действиями и намерениями власти. И именно они могут стать ядром протестного электората. Поэтому не исключено, что целью создания отдельного министерства является попытка нейтрализовать протестные настроения и удовлетворить требования, осуществить своеобразный акт «примирения» с ветеранами, которые тем или иным образом остались недовольны действиями властей.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...