Бойтесь: как кончается жизненный путь террористов. Колонка Виктора Трегубова

Виктор Трегубовжурналист, блогер

Пять месяцев тому назад ваш покорный слуга написал не очень вежливый «некролог» по ликвидированному в те дни «Мотороле». Заканчивался она фразой «Где-то очень икалось одному Гиви». Угадал, поди ж ты.

Как говорится, один раз – случайность, два – тенденция, три – уже привычка. Командиры «ДНР» и «ЛНР» все чаще гибнут от вирусных огнеметов и самовзрывающихся лифтов. И если раньше это касалось тех, кто мешал другим командирам «ДНР» и «ЛНР», то сейчас в расход пошли уже символические, медийные фигуры.

Ни автомойщик «Моторола», ни охранник супермаркета «Гиви» не были полководцами. Время от времени они пытались в них играть: первый – с сомнительной эффективностью, второй – с явно отрицательной. Если на место «Гиви» после его гибели поставят какого-то отпускника с минимальным военным образованием, эффективность той части «Сомали», что не разбежится, должна даже возрасти. Оба этих персонажа были скорее любимчиками телекамер. Ролевой моделью «новоросса» – кто был ничем, тот станет всем. Воплощенной мечтой алкоголика из российской глубинки и иловайских трущоб соответственно. Их гибель не несет особых изменений с военной точки зрения, но очень важна с символической.

Лидеры сепаратизма: чьими руками Россия разрывает Украину«Слово и Дело» собрало имена всех людей, которых в Украине обвиняют в организации сепаратистского движения.

Если с «Моторолой» террористы еще могли списать на «бывает, не уберегли» и разразиться гневным «отомстим!», то сейчас уже не получится. За «Моторолу» никому не «отомстили». Более того, «Гиви» закончился прямо в собственном логове, где наверняка считал себя в наибольшей безопасности.

Теперь очевидно: безопасных мест для них больше не существует – как минимум, на территории Украины. Кто бы их ни убивал, украинские ли ДРГ, российские ли ФСБ, или свои же партнеры по отжимономике, разбирают всех, четко и эффективно. Не спасают даже личные батальоны охраны. Достают в прекрасно охраняемых зданиях. Накрывают сразу и наверняка – «Шмель» не оставляет шансов отделаться легким ранением.

Когда дело дойдет до менее известных боевиков, разномастных «Абхазов», – лишь вопрос времени.

Выход один: бежать в Россию и сидеть там как можно тише. Не всем помогает – судьба Болотова тому примером. Но Безлер жив, Ольхон жив. Жив, и даже кое-как монетизировал свое имя Гиркин – пожалуй, единственный, кому тщательное изучение истории России дало понимание, когда нужно вовремя «спрыгнуть» и уйти в тень.

Как раз сейчас это должно начать доходить даже до самых длинношеих жирафов.

Похоже, нас ждет новый раунд исхода за поребрик вчерашних «солдат удачи» как российского, так и украинского происхождения.

Отступать будут со всем награбленным, а значит, в процессе тоже не обойдется без стычек. Интрига в том, кто их заменит. Наберут ли новых артистов из местных, достаточно недальновидных, чтобы не задумываться о судьбе предшественников? Или все же окончательно заменят всех российскими «отпускниками»?

Как бы то ни было, в войне начинается новый этап. «Старая гвардия» боевиков закономерно отходит в мир иной. «Новороссийская мечта» оказалась ловушкой, добивающей последних лопухов, купившихся на сладкие мечты о стремительном прорыве из низов в мир денег, власти и почета.

А ведь смерть идей – самое страшное поражение.

Виктор Трегубов, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...