25 ключевых обещаний независимой Украины. Первые президенты

Правду говорят, что большое видится на расстоянии. Мерзкое – тоже. О временах политического становления и президентства людей, о которых пойдет речь в этом очерке, автор раньше знал в основном из учебников истории. 25-летие обретения независимости – удачный момент для того, чтобы посмотреть на наше прошлое отстраненным взглядом.

В процессе подготовки этого материала я изучила предвыборные программы всех пяти президентов Украины. И все время меня не покидало ощущение дежавю. Как представитель поколения, взрослевшего уже в независимой Украине, могу посоветовать своим ровесникам заглянуть в нашу с вами историю чуть глубже, чем на 10 последних лет. А всем остальным – припомнить, какие политические лозунги они тогда поддержали. И вот почему.

Первые десять лет независимости Украины научили ее граждан только тому, что никому нельзя верить. Президенты Украины оказались способными учителями.
Инаугурация Леонида Кравчука

Пирамида Маслоу

В начале девяностых, в жуткий период неопределенности и стремительного обнищания, украинцам прежде всего хотелось социальных гарантий и уверенности в завтрашнем дне. И они их получили – правда, только на бумаге. Как бы там ни было, именно с первого президента Украины Леонида Кравчука началась переориентация командной милитарной экономики на нужды человека. Намерения сделать это тогда, в далеком 1991 году, нашли отражение в его политической программе. Началось все с демилитаризации государственных предприятий, а впоследствии продолжилось постепенным их разгосударствливанием и приватизацией. Известно, что в 1990 году почти 80% машиностроительных предприятий Украины были вовлечены в производство оружия, а уже через 2 года этот показатель сократился до 9%. Результатом должно было стать перенаправление государственной поддержки исключительно на социально значимые отрасли и безоговорочное прекращение дотирования каких-либо других отраслей.

На этом выполненные обещания первого президента, касающиеся социальной защиты, заканчиваются. Однако самое интересное – это обещания, которые Кравчук провалил. Например, механизм индексации доходов населения, который был запущен и почти сразу прекращен в 1992 году. Ничего не напоминает? А обеспечение минимального прожиточного уровня малообеспеченным слоям населения? Поднять минимальную заработную плату до уровня прожиточного минимума украинской власти удалось лишь в 2009 году. По итогам 1999 же года она составляла всего 33% от прожиточного минимума. Ну а об обещанной «экономической поддержке молодых семей» и говорить нечего. Кто воспитывал детей в девяностых, «прочувствовал» ее в полном объеме.

Венцом лицемерия в программе Кравчука, на мой взгляд, является заявление о защите денежных сбережений людей. В 1992 году, после самоликвидации Сбербанка СССР и начала гиперинфляции граждане Украины не смогли снять со счетов собственные сбережения из-за нехватки наличности. В том же году наше государство остановило операции Сбербанка Украины (наследника украинского филиала Сбербанка СССР) и заморозило выдачу вкладов гражданам.

Программа Кучмы, пришедшего на смену Кравчуку, в плане социальной ориентации оказалась более реалистичной. Высказывания, которые использует в своей программе действий будущий второй президент, демонстрируют патовость ситуации. Например, в 1991 году Кучма обещал обеспечить население «продовольствием и лекарствами», остановить «катастрофическое падение жизненного уровня населения», предотвратить «массовую безработицу, распад системы здравоохранения». Справился ли Кучма с этими обещаниями? Судите сами: благодаря открытию «железного занавеса» дефицита товаров с начала девяностых уже не было, однако и покупать их было не за что –даже в начале 2000-х прожиточный минимум превышал объем минимальной заработной платы более чем в два раза. При этом уровень безработицы в 2000 году составлял 12,4%.

Бюджет-2016 урезает многочисленные научные программы – ПатонБорис Патон считает, что предусмотренное в Государственном бюджете финансирование Национальной академии наук Украины не является достаточным.

И Кравчук, и Кучма в своих программах делают акцент на развитии и сохранении образовательного и научного потенциала Украины. Однако именно во времена президентства второго «отток мозгов» из нашей страны был самый высокий: по данным Госкомстата, в 1999 году из Украины выехало 32 доктора наук, в 2000-м – 26, в 2001-м – 23, в 2002-м – 27, в 2003-м – 15. Забегая наперед, скажу, что обещание прекратить финансировать науку по остаточному принципу с тех пор перетекает в предвыборные программы каждого следующего поколения политиков, тем временем отечественная наука (точнее, то, что от нее осталось) продолжает работать на нужды иностранных экономик.

Принципиальным отличием программ Кравчука и Кучмы был взгляд на государственный язык. Если первый отдавал безусловный приоритет украинскому как единственному государственному, то второй в своей программе на выборах в 1994 году заявил, что будет выступать за предоставление русскому языку статуса официального.

Обороноспособность

Характерно, что Кравчук вспоминает о Вооруженных силах Украины буквально одной строкой в свой программе, да и то в предисловии. Вот что писал о своем видении развития армии первый президент: «Гарантом независимости, суверенитета Украины должны стать ее собственные Вооруженные силы». К слову, в следующем же пункте предисловия к президентской программе Кравчука говорится: «Внешнюю политику новой Украины нужно вести так, чтобы мы были в мире со всеми соседями... мы должны быть миролюбивыми, чтобы нас не боялись». Похоже, что руководствуясь именно этим принципом, Кравчук начал процесс закрепления российской военной базы в Крыму, а Леонид Кучма – его завершил, а в придачу еще и подписал Будапештский меморандум, который лишил Украину ядерного оружия. Оглядываясь назад, хочется высказаться фразой из «Гения», криминальной комедии времен перестройки: «страна непуганых идиотов!..»

Первые десять лет независимости Украины научили ее граждан только тому, что никому нельзя верить. Президенты Украины оказались способными учителями.
Инаугурация Леонида Кучмы

О коррупции и масштабах хищения имущества ВСУ даже и говорить не хочется: покинутая армия с остатками советской мощи стала настоящей золотой жилой для паркетных генералов…

Позже в оборонный скандал оказался втянут и второй президент Украины Леонид Кучма собственной персоной, чей голос на «пленках Мельниченко» обсуждает с главой «Укрспецэкспорта» Валерием Малевым возможность продажи в Ирак комплексов радиотехнической разведки «Кольчуга». Вызванный этим фактом скандал фактически заморозил международную помощь Украине, а самого Кучму сделал нежелательной персоной на международной арене. Было это в 2002-м, на девятом году его президентства. Тогда как в 1994 году, впервые баллотируясь на должность главы государства, он в своей программе обещал «уделять внимание совершенствованию Вооруженных сил, укреплению обороноспособности страны». Интересно, что сегодня судьбу конфликта на Донбассе в Минске решает именно тот человек, который по сути создал условия для его возникновения.

Децентрализация и рыночная экономика

Еще одной примечательной чертой программ обоих первых президентов является декларирование курса на децентрализацию. Тогда это, модное сегодня, слово не было в ходу, однако идея разгосударствливания различных сфер жизни и передачи полномочий на места поднималась как одна из ключевых.

Кравчук так выражал видение будущей реформы местного самоуправления: «Процесс разгосударствливания (местных – Ред.) советов – одна из необходимых предпосылок обеспечения самостоятельности населения в решении вопросов развития территории своего проживания... Представляется, что на местах могли бы сформироваться самоуправляющиеся территории (...) со своими органами самоуправления... Граждане, проживающие на такой территории, самостоятельно выбирали бы свой коллегиальный орган. Этот орган должен принимать в пределах его полномочий акты нормативного характера по всем вопросам развития самоуправляющейся территории, за исключением общих вопросов, регулируемых законодательством республики». Также в своей программе Кравчук подробно описывает, какие именно функции могут переданы на места, какой должна стать структура управления самоуправляющимися территориями, предполагает, по сути, создание института префектов.

Почему реформа децентрализации может оказаться на грани краха? Оценка экспертаЭксперт прокомментировал информацию о том, что реформа децентрализации приостановлена из-за срыва РФ Минских соглашений.

Вот только начало реализации всего вышесказанного пришлось уже на президентство Порошенко и премьерство Яценюка и Гройсмана. Последний стал, по сути, лоббистом этого вопроса как в правительстве, так и в парламенте (однако об этом – уже в наших следующих материалах).

Кроме того, Кравчук в своей программе говорил о двухпалатном парламенте. Одна из палат Верховного Совета, по замыслу первого президента, должна была бы состоять из представителей самоуправляющихся территорий. Нечто похожее есть и в программе Кучмы, правда, в значительно менее детализированном виде. Как бы там ни было, украинский парламент никогда не был двухпалатным, хотя частично замысел Кравчука реализован в смешанной избирательной системе, предусматривающей, что часть депутатов избирается в мажоритарных округах.

Естественно, что с разгосударствливанием предприятий проблем у власти возникло значительно меньше. Настолько мало, что отдельные предприятия меняли владельцев за считанные дни, а банкротства стали массовым инструментом вывода активов из госсобственности. Да, конечно, в 1991 году в Украине заработал Фонд госимущества, а в 1993-м – Антимонопольный комитет. Однако как тогда, так и сегодня свое влияние на процессы они применяли, мягко говоря, своеобразно.

Наряду с этим должна была произойти либерализация условий для бизнеса, однако она превратилась в дикий капитализм, действовавший по закону джунглей. Не зря «лихие девяностые» у украинцев ассоциируются с бритоголовыми парнями в кожаных куртках, мажорами в малиновых пиджаках, рейдерством и бандитизмом. Следствием этой «болезни роста» стало то, что сегодня в Украине львиная доля частного капитала находится под контролем финансово-промышленных групп, в которые превратились в основном бывшие рэкетиры и местные князьки.

А способствовала этому политика руководства государства, причем не только кулуарная, но и та, которую они сами же декларировали. Только посмотрите, что пишет в своей предвыборной программе в 1994 году Кучма: «С целью концентрации национального капитала буду инициировать создание промышленно-финансовых групп, межотраслевых концернов и трестов, индустриально-банковских холдингов. Это даст украинским компаниям возможность паритетно сотрудничать и конкурировать с мировыми». Вдумайтесь: кандидат в президенты демократического государства открыто декларирует, что будет способствовать крупному бизнесу! Может, в начале девяностых это не казалось такой уж дикостью?

Словом, за 25 лет независимости мы с вами так и не научились читать политические программы. А с аудиторией, не интересующейся реальными планами своих избранников (и не контролирующей их выполнение), дело иметь легко.

Вот и «маємо те, що маємо».

Вторую часть серии статей «25 ключевых обещаний независимой Украины. Виктор Ющенко» читайте по ссылке.

Алина Костюченко, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...