На пути к экологической катастрофе: когда начнутся изменения в Минэкологии?

Александр Радчукполитолог

Длительная дискуссия с назначением очередного премьер-министра и нового состава обесценила сам процесс реформ в стране. По этому поводу остроумные украинцы неугомонно шутят: мол, на Банковой спешат назначить новый состав правительства, чтобы граждане не успели заметить, что страна и без «реформаторов» может спокойно функционировать.

К сожалению, за последний год работы Кабинета министров Арсения Яценюка было по крайней мере несколько примеров, когда министерства не один месяц работали без руководителей. В одних случаях Верховная Рада никак не могла найти время, чтоб уволить министра, подавшего заявление об отставке. В других – парламент увольнял, но никого не назначал взамен. Самым циничным в таких ситуациях выглядит то, что эти же политики объявили реформаторский «крестовый поход» во всех сферах жизни страны, однако не смогли осуществить кадровые назначения.

Интересной видится ситуация в Министерстве экологии и природных ресурсов, для которого почти год не могли найти нового главу. После скандального увольнения Игоря Шевченко ведомство уже сменило двух исполняющих обязанности: в августе 2015 года Кабмин назначил и. о. министра Сергея Курыкина, однако после громкого коррупционного скандала на этой должности уже в начале февраля 2016-го его сменила Анна Вронская.

Экс-министра экологии Шевченко признали невиновным в коррупцииСуд Соломенского района Киева признал невиновным бывшего министра экологии и природопользования Игоря Шевченко по обвинениям в коррупционных действиях со стороны Главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью СБУ.

Минэкологии всегда считалось неким «второстепенным» ведомством, поэтому должность министра в нем распределялись по остаточному принципу. В прошлом правительстве эта партийная квота якобы досталась «Батькивщине», а во время поиска замены экс-министру Игорю Шевченко якобы могла достаться в распоряжение «Радикальной партии Олега Ляшко».

При согласовании кандидатов на должность министра экологии в новом правительстве Владимира Гройсмана сложилось впечатление о продолжении традиции назначений на эту должность не в соответствии с профессиональными качествами, а по политической целесообразности. Однако ситуация в отрасли настолько катастрофическая, что продолжать дальше подобную логику кадровых назначений дальше невозможно: Украина требует немедленных изменений в экологической политике. Примет ли на себя ответственность за изменения новый глава ведомства?

Кадровый вопрос

Интересно, что все кадровые назначения на должность министра экологии за последние 10 лет никогда не предполагали наличия у кандидатов профильного опыта в данной области. Особенно скандальными были министры экологии во времена президентства Виктора Януковича: Николай Злочевский и Эдуард Ставицкий, которые останутся в памяти украинцев как одни из самых коррумпированных руководителей этого ведомства.

Впрочем, существенно к лучшему ситуация не изменилась и после Революции Достоинства. Так, опять же по логике партийных квот в правительстве, в феврале 2014-го ведомство возглавил «свободовец» Андрей Мохник. Однако даже революционные события не стали предохранителем для возможных злоупотреблений в экологической сфере. Так, в марте 2015-го министр внутренних дел Арсен Аваков анонсировал расследование в отношении деятельности Мохныка в должности министра экологии.

Несмотря на обещания сумского губернатора, в Шостку продолжают свозить опасные химикатыГлава Сумской областной администрации Николай Клочко не справился с фирмами, которые, несмотря на лишение лицензий, продолжают возить опасные химикаты в Шостку.

Похоже, что предыдущие скандалы с руководителями Минэкологии так ничему и не научили политиков. На должность нового главы ведомства рассматривались сразу несколько кандидатур. Традиционно, пока коалиционные торги шли в формате двух крупных фракций («БПП» и «НФ») плюс одна поменьше (на ее роль претендовали как «Батькивщина», так и «РПЛ»), должность министра экологии планировали отдать представителю последних. Впрочем, когда переговоры перешли в режим раздела правительственных должностей «на двоих», круг претендентов значительно сузился. По крайней мере, среди претендентов рассматривались две реальные кандидатуры: от «БПП» – нардеп, фармацевтический магнат Глеб Загорий, от «НФ» – нардеп Остап Семерак. Последний в итоге и стал главой Минэкологии.

Семерак, опять же, не имеет никакого опыта в экологической сфере, является сугубо политической фигурой. Он – выходец из политической силы «ПРП», представители которой в свое время составляли костяк команды Юлии Тимошенко в ее партии «Батькивщина». С 2007 года стал нардепом по спискам этой политсилы. Уже после событий Революции Достоинства присоединился к команде Арсения Яценюка: в первом правительстве был назначен на должность министра Кабминета министров, а на досрочных парламентских выборах в парламент осенью 2014-го оказался в списках «Народного фронта» под проходным 33-м номером.

Лес и янтарь – лишь вершина айсберга

Удастся ли новому министру экологии сдвинуть с места основные проблемные вопросы в отрасли? Прежде всего, речь идет об угрозах национального масштаба – вырубке лесов и «янтарной лихорадке».

С незаконной добычей янтаря ситуация очень неоднозначная и продолжается уже более 2 лет. Так, в апреле прошлого года народные депутаты поддержали проект закона №1351-1 «Об особенностях добычи янтаря-сырца на месторождениях и проявлениях, не имеющих промышленного значения». Нормативно-правовой акт должен был стать первым шагом, который на общегосударственном уровне решил бы проблему несанкционированной добычи янтаря на Полесье и Волыни. Однако этого так и не произошло: прежде всего, порядок не смогло навести ведомство министра Авакова. Между искателями «солнечного камня» и правоохранителями регулярно происходят вооруженные столкновения, иногда приходится применять Нацгвардию. Впрочем, действительно ли проблема с обузданием незаконопослушных «черных копателей» является настолько острой, что новая полиция никак не может на нее повлиять? Вопрос риторический. Стоит помнить и тот факт, что министр экологии в правительстве Владимира Гройсмана является соратником Арсена Авакова по партии «Народный фронт».

НАБУ расследует производства в отношении экс-министра экологии ЗлочевскогоГлава НАБУ Артем Сытник заявил, что их ведомство расследует производства против экс-министра экологии Николая Злочевского.

Что касается вырубки леса, этот вопрос носит характер еще более сложного для решения и требует серьезного подхода к реформированию. Вместо ожидаемых реформ и восстановления возможностей для национального товаропроизводителя, Украина и в дальнейшем рискует остаться обычным экспортером сырья с призрачными перспективами получить дополнительный экономический потенциал в сфере деревообработки.

После бурного 2014-го, весь 2015-й год прошел в попытках найти хоть какие-нибудь движущие силы для внесения изменений. Успехов пока немного: чтобы реанимировать деревообрабатывающую отрасль, Верховная Рада еще в апреле приняла важнейший закон о моратории на экспорт лесоматериалов в необработанном виде, который Президент, при загадочных обстоятельствах, нарушив все законные сроки, подписал только в начале июля 2015-го. Мораторий вступил в силу с 1 ноября прошлого года, однако это – лишь первый шаг для развития отрасли.

Впрочем, вырубка леса не остановилась. Оказалось, что мораторий не действует на поставки за рубеж сосновых пород древесины – такой запрет заработает только с 1 января 2017-го.

Следующим шагом после принятия моратория должны стать изменения в правилах покупки лесоматериалов на внутреннем рынке и фундаментальной реформы управления лесной отраслью. В свою очередь, отношения между государством (а точнее, ее исполнительным органом – Государственным агентством лесных ресурсов) и бизнесом наоборот усложнились. Помешали возможности получения все тех же коррупционных выгод, которые достались в наследство от нереформированной системы управления отраслью.

Прежде всего, непрозрачным и неудобным является сам механизм проведения аукционов по закупке древесины для внутреннего рынка. Здесь существует целый ряд схем для махинаций. Уже в июне-июле 2015 года, после принятия закона о моратории экспорта кругляка на внутреннем рынке начались системные нарушения с объемами продаж и создание искусственного дефицита древесины. Гослесагентство продолжало экспортировать значительные объемы сырья за границу, выставляя на аукционы для потребностей внутреннего рынка лишь небольшую часть сырья.

Бизнесмены и общественность в течение двух лет неоднократно указывали на проблему коррупции в сфере лесозаготовки. Предприниматели не скрывают разочарования: главные надежды на изменения в отрасли и системную борьбу с коррупцией они связывали именно с политиками, которые после Революции Достоинства даже задекларировали эти намерения в Коалиционном соглашении. В частности, пункт 5.1 Соглашения предусматривал «разделение функций государства в сфере лесного хозяйства: функции формирования государственной политики и контрольные и хозяйственные функции должны выполняться различными органами власти».

Кстати, все проблемные вопросы, связанные с вырубкой леса, номинально относятся к компетенции другого ведомства – Министерства аграрной политики. Однако реально проблема касается именно Минэкологии. Удастся ли новому министру изменить ситуацию к лучшему? Или же ведомство продолжит существование в полукоррупционных реалиях? Не лишним было бы прописать все реформаторские шаги по изменениям в отрасли в новой программе действий правительства. А пока что эксперты констатируют: Украина еще никогда не была так близка к глобальной экологической катастрофе во всех сферах хозяйствования.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»

Загрузка...