Патриоты, не-патриоты и отстраненные. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

С понятием «патриот» в Украине с некоторых пор по понятным причинам не шутят. С другой стороны, по столь же понятным причинам над ним все сложнее не шутить. Чем больше патриотизм монополизируется одной политической силой, которая, в свою очередь, монополизируется ее лидером, тем двусмысленней звучит обозначение кого-то патриотом. Тут же возникает необходимость уточнить: в каком смысле? Не в обидном ли?

Виктор Медведчук тоже не так давно назвал себя патриотом и даже посокрушался, что это слово обесценивается. Ну, в общем, да, если он патриот, то, конечно, обесценивается до своей противоположности.

Отдавать тему патриотизма на откуп политикам, значит, неизбежно прийти к тезису английского Вольтера – Сэмюэла Джонсона о патриотизме как последнем прибежище негодяев. Французский социолог Карин Клеман попыталась найти патриотизм там, где ему и следовало бы быть по определению: в низовых структурах общества. Общество, правда, для этого она выбрала российское, причем в 2016-2017 годы, когда еще не схлынула волна экзальтации по поводу отобранного Крыма. Итогом исследования стала ее книга «Патриотизм снизу: «Как такое возможно, чтобы люди жили так бедно в богатой стране?» и запрет на въезд в Россию.

Помимо более точного понимания того, что происходит и может произойти в стране, которая ведет с Украиной войну, в находках французской ученой есть что почерпнуть и для понимания патриотизма украинского, причем не в пафосно-публицистическом смысле, набившем оскомину, а в научно-прикладном.

Не только Медведчук: самые известные фигуранты производств о государственной изменеПротив кого в Украине открывали дела по факту государственной измены, смотрите на инфографике «Слово и дело».

Клеман обнаружила несколько типов патриотизма. «Государственные» патриоты занимают позиции, которые насаждают федеральные СМИ: надо говорить о хорошем в своей стране и меньше ныть. Вопреки распространенным представлениям об относительной прогрессивности жителей Москвы и Питера, именно для них характерен такой вид патриотизма.

Есть социально-критический, негосударственный патриотизм, в основе которого привязанность к своему народу, а отсюда сконцентрированность на проблемах справедливости, и таких, по наблюдению Карин Клеман, в России большинство. Они весьма иронично относятся к пропаганде, а порой и жестко критически, правительство и чиновников откровенно не любят, но вот на Путина удивительным образом их критика распространяется мало, потому что он для них не столько о государстве, сколько о народе. Во всяком случае, так было на момент исследования, то есть уже четыре года назад.

Также есть «не-патриотизм», характерный для политических активистов и интеллигенции больших городов. Они высоко оценивают абстракции вроде политических свобод, которых на своей родине не видят, но преувеличивают их роль на Западе. К разновидности «не-патриотизма» относятся также локализм: либо гордость своим городом или регионом в противопоставлении ненавистному центру, либо отчаяние, ощущения прозябания, брошенности центром и остальной страной и/или эксплуатируемости ними.

И отдельный тип патриотизма по типологии Клеман это «отстраненный» патриотизм, характерный для малоимущих жителей глубинки. Их жизнь настолько тяжела, что им не до высоких чувств к родине. Что интересно, при всей своей простоте именно они совершенно невосприимчивы ко всякого рода ура-патриотизму.

И что особенно важно в выводах французского социолога, это то, что идеологической индокринации гораздо легче поддаются люди, легко оперирующие идеями, а вот как раз те, кто не доверяет словам, оценивают ситуацию по материальным проявлениям и в практическом применении. Характерен пример, когда питерские интеллигенты выражали поддержку мультикультурализма, но признавались, что им некомфортно в присутствии мигрантов, простые рабочие из Астрахани, не выбирающие слов при описании таких же рабочих из Средней Азии, имеют абсолютно позитивный опыт совместной работы с ними, лишенный каких-либо негативных коннотаций.

В этих находках Карин Клеман можно найти очевидные параллели и с нашей ситуацией, которые помогают лучше понять реакции «глубинного» электората. Очевидно, чтобы не удивляться каждый раз результатам очередной избирательной кампании, которые у нас, в отличие от России, все еще имеют смысл и последствия, следует лучше знать себя и свой народ. В конце концов, в этом заключается последовательная патриотическая позиция.

Леонид Швец, специально для «Слово и дело»

Получайте оперативно самые важные новости и аналитику от «Слово и дело» в вашем VIBER-мессенджере.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ В GOOGLE NEWS

и следите за последними новостями и аналитикой от «Слово и дело»
Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал