Разоблачить безъязыкого. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Большие пресс-конференции президента – интересное и важное событие для тех, кто еще не утратил интерес к общественной жизни и не только по очевидной и непосредственной причине. Помимо собственно презентации главой государства своего миропонимания и мироощущения, они дают возможность понаблюдать еще и общественные реакции на эту презентацию. Единство реакций президента и на президента и составляет любопытную объемную картину для анализа.

Как в случае октябрьского 14-часового марафона, так и в этот раз, по итогам разговора на мокрой лужайке и разговоров об этом разговоре, было и остается непроясненным, почему Зеленский настолько нехорош для подавляющего большинства журналистов, экспертов и пассионариев, широко представленных в социальных сетях, и в то же время не просто является самым популярным политиком, но политиком недосягаемо популярным для конкурентов. Простой вывод, который напрашивается: сторонники Зеленского, число которых в предельной ситуации выбора составляет до 75% граждан, не представлены соразмерно в СМИ, экспертной и околополитической среде. Вся эта масса безъязыка, в то время как у оппонентов с этим проблем нет, зато есть другая проблема. Экспертная критика никак не справляется с задачей раскрыть глаза обществу на катастрофический выбор, сделанный весной 2019 года. Собственно, еще тогда не справилась и продолжает упорствовать в неумении.

Год президентства Зеленского: главные факты и цифрыЗа год президентства Владимир Зеленский зарегистрировал 76 законопроектов, совершил 45 поездок по Украине и 19 официальных зарубежных визитов.

Вывод очевидный, но это еще не объяснение. Объяснение нужно искать в самодискредитации и провале двух базовых проектов-сценариев, которые, сменяя друг друга, работали в Украине. То есть как раз не работали. Один – национально-консервативный, второй – ориентированный на «братские связи» и Москву. На самом деле это были два образа одной политики, корнями уходящей в президентство Кучмы. При внешних различиях суть ее составляла плотная связка власти с крупным бизнесом. Да и между собой представители этих двух проектов были переплетены тесными деловыми, дружескими и родственными связями. Знаменитое «сука православная!», брошенное Петром Порошенко Вадиму Новинскому, – это ссора плотно знакомых и понятных друг другу людей. Майдан и война стали следствием пророссийского сценария и убили его шансы на будущее. Порошенко на фоне войны попытался реанимировать в сильном варианте то, что в слабом изобразил Ющенко, но национал-консерватизм с милитаристскими нотками избирателей, скорее, напугал, чем мобилизовал, недаром продлить абонемент Петру Алексеевичу согласились только во Львовской области, хотя и националист из него, прямо скажем, так себе.

Кстати, президент ошибся, когда сказал на пресс-конференции, что если бы не выбрали его, то победил бы Порошенко. Соцопросы указывают на то, что без его включения в борьбу победа досталась бы Юлии Тимошенко, матери отечественного патернализма. Но она давно перестала быть сюрпризом для избирателей, представляя все тот же круг затертых лиц «от Кучмы», и опыт уступил свежести. Эти обстоятельства – изношенность прежних политик – и подтолкнули Владимира Зеленского к авантюре. Он себе понравился в роли веселого парня, отправляющего на свалку истории напыщенных деятелей прошлого, картинка очень привлекательная, и взялся ее сыграть в жизни. Успех превзошел все ожидания. Все три старых проекта, олицетворяемые Бойко, Порошенко и Тимошенко, как показывают социологические замеры, Зеленский до сих пор бьет в соотношении три к одному. Это уже что угодно, только не случайность.

Из роли плута, воплощавшего народные чаяния, дурача и околпачивая «трех толстяков», Владимир Зеленский после выигрыша перешел в другую, куда более проблематичную. По сути, он сейчас Иван-дурак, которому досталось неблагополучное царство. По факту царь, по всем прочим параметрам – сильно нет. Но он пытается и царские обязанности освоить, и не перестать быть тем Иваном, которого поддержали и продолжают поддерживать «безъязыкие» люди.

Вот в таком контексте забавно звучат те претензии, которые ему предъявляют как по поводу пресс-конференции, так и помимо нее: «Он же дурак!», - заявляют эксперты и осуждающе поджимают губы. «Царь – ненастоящий!», - возмущаются те, кто видел настоящих в Кучме, Ющенко, Януковиче и Порошенко. Ребята, вы ломитесь в открытую дверь.

Один из неожиданных выводов в нестандартной ситуации, созданной Зеленским во власти, заключается в том, что президентом действительно может быть если и не каждый, то куда более широкий круг людей, чем принято было считать. И, наоборот, те, кого считали готовыми кандидатами в государственное руководство, на него ни черта не годятся. Не годятся привычные политические практики, раз они не работают против «дурака», а они не работают. Ничего не стоят объяснительные схемы, которые ничего не объясняют, хотя за год уже можно было что-то скреативить основательней, чем сентенции по поводу «не того народа».

Зеленский – ходячее оскорбление для тех, кто не может смириться с наглядными похоронами старых и относительно новых политпроектов, со всеми навешанными на них идеологическими погремушками, обслуживание которых, проектов и погремушек, некоторым приносило сдобные плюшки в ассортименте. Отсюда особая эмоциональная окрашенность оценок дурацкого главы государства, люди откровенно задеты. Он какой-то слишком неукраинский для украинских украинцев и слишком украинский для неукраинских. Он воплощенное «не то и не то», но сформулировать, чем является, Зеленский не в состоянии, будучи концептуально безъязыким, как и его избиратели. Сам нарушение всякой нормы, президент-непрезидент пытается интуитивно нащупать норму и привнести в жизнь соотечественников незнакомую им, да и ему, нормальность. Часто выходит по-дурацки, но это как раз ожидаемо.

Главный вывод из беседы на лужайке: Владимир Зеленский досрочно «царство» отдавать не намерен. Некому и с какой стати. Да и после поглядит. Ему, кажется, начинает нравиться в царской позиции, и это нехорошая новость. А где брать сверхсилу, положенную по сюжету Ивану-дураку, совершенно непонятно. Магические «75», готовые при случае подержать, – это как номер ячейки, где прячется ответ, но нет ни ключа, ни адреса. Президент об этом и пытался все время рассказать, похвастаться и одновременно пожаловаться, но всем слышалось что-то свое. Пришли ведь разоблачить, а не послушать и услышать. Еще раз разоблачили. И что?

Леонид Швец, специально для «Слово и дело»

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...