Что надо сделать, чтобы судьи перестали брать взятки, а Высший совет правосудия стал эффективнее

Читати українською

Не все судьи – взяточники. В этом убежден член Высшего совета правосудия, по проверкам которого в течение года привлекли к дисциплинарной ответственности 50 судей.
Слово и Дело

В СМИ появились так называемые «расценки» за благоприятный приговор суда по уголовным делам или за нужное решение в административных судебных разбирательствах. «Слово и Дело» обратилось за комментарием к Анатолию Мирошниченко, который в апреле этого года закончил свою 4-летнюю каденцию в Высшем совете правосудия (до января 2017 года – Высший совет юстиции). В 2018 году по проверкам, проведенным Анатолием Мирошниченко, к дисциплинарной ответственности были привлечены 50 судей в то время, как в целом к ответственности дисциплинарными палатами ВРП было привлечено 170 судей.

Анатолий Мирошниченко обратил внимание, что говорить о «прайс-листе» в данном случае некорректно, поскольку речь идет об отдельных, хотя и вопиющих, проявлениях коррупции в судейской сфере, а не об «украинских судьях» в целом.

Учитывая, что в Украине более пяти тысяч судей, регулярные сообщения о том, что того или иного судью уличили во взятке, не описывают общей картины. За все время деятельности НАБУ, которое занимается расследованием коррупционных преступлений судей, возбудило только 65 уголовных производств. При этом до сих пор нет ни одного обвинительного приговора по результатам этих расследований.

«Я не понаслышке знаю о проблемах, которые существуют в судебной сфере. Через мои руки прошли тысячи жалоб на судей. В некоторых из них речь шла о серьезных нарушениях, но большая часть жалоб, на мой взгляд, были необоснованными. Показательно то, что довольно часто одни и те же судьи неоднократно становились фигурантами обоснованных жалоб.

Причем часть из них в какой-то момент становились также и фигурантами уголовного производства. В то же время, работа большей части судей не вызывала жалоб вообще или же такие жалобы были необоснованными. Таким образом, по моим наблюдениям, за большую часть негатива, который связывается в обществе с судебной системой, ответственна меньшая и сравнительно небольшая группа судей», – убежден Анатолий Мирошниченко.

Он считает, что работа в дисциплинарном органе дает гораздо лучшее представление о состоянии правосудия в государстве, чем анализ статистики уголовных производств или даже юридическая практика.

«При этом существует корреляция между дисциплинарными проступками и коррупционными проявлениями – редко стороны платят за законное и обоснованное решение, и наоборот, если принято решение явно произвольно – с высокой степенью вероятности можно предположить, что оно принято не бесплатно», – убежден юрист.

Подытоживая опыт работы в ВРП, Мирошниченко не соглашается с тем, что с судебной системой в Украине все плохо.

«Специфика работы суда предусматривает высокую конфликтность отношений. Статистически, если два человека выходят из судебного заседания после принятия решения, по крайней мере один из них будет не удовлетворен. Проигравшей стороне (или его представителю – адвокату) очень удобно объяснить свою неудачу тем, что «судья куплен». Такова человеческая природа, и Украина в этом отношении не уникальна. К тому же, судебная система – часть общества. И очень несправедливо приписывать только судам и судьям те недостатки, за которые ответственно общество в целом», – продолжает Анатолий Мирошниченко.

По мнению юриста, правоохранительные органы могли бы более эффективно бороться с коррупционными проявлениями, и адвокатское сообщество должно менять корпоративную культуру, когда значительное количество коллег считает допустимым, так сказать, «решение вопроса» за деньги.

«Надо учитывать и менталитет наших людей. Далеко не все готовы воспринимать позицию адвоката, который скажет, что выполнит только юридическую работу, а какое решение примет суд, это уже другое дело. Люди хотят, так сказать, «гарантий». По этому поводу есть анекдот, что у украинца есть две мечты: чтобы не было коррупции и чтобы в случае чего кум мог «порешать». Доля шутки в этом анекдоте, к сожалению, очень мала. Коррупция в судебной системе существует, с ней следует беспощадно бороться, но было бы ошибкой считать, что большинство судий – взяточники», – убежден Анатолий Мирошниченко.

Высший совет правосудия не ловит взяточников за руку – это не ее функция. Но есть перечень проступков, за которые судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения.

«К дисциплинарным проступкам относятся, в частности, незаконный отказ в доступе к правосудию, нарушения прав человека и основных свобод, существенное нарушение норм процессуального права, что сделало невозможным реализацию процессуальных прав участников процесса, безосновательное затягивание рассмотрения дела и тому подобное.

Цена вопроса: сколько в Украине стоит купить нужное судебное решениеКупить решение суда в Украине можно и за тысячу, и за 150 тысяч долларов. Все зависит от правонарушения.

Некоторые из них в реальной жизни – это следствие того, что судья взял взятку. Поэтому наказание судей за совершенные ими дисциплинарные проступки также способно произвести на потенциальных нарушителей сдерживающее влияние», – считает Анатолий Мирошниченко.

По его мнению, существует значительный потенциал повышения эффективности реагирования ВРП на дисциплинарные проступки, допускаемые судьями.

«Среди того, что можно усовершенствовать в данном отношении – приоритизация жалоб (быстрое и приоритетное реагирования на жалобы с признаками наиболее вопиющих нарушений), использование новейших технологий (запрос и получение информации в электронном виде) и т.д.», – сказал Мирошниченко.

Также юрист считает, что должна быть развита практика, по которой НАБУ уже на начальном этапе уголовного производства, когда собраны основные доказательства, должно обращаться с дисциплинарной жалобой в отношении судьи, уличенного во взяточничестве.

«Специфика дисциплинарного производства позволяет гораздо более оперативное реагирование на выявленные факты, чем уголовное производство, которые, как показывает практика, далеко не всегда заканчивается обвинительным приговором», – подчеркивает Анатолий Мирошниченко.

Первым положительным примером применения описанного механизма является дело судьи Голосеевского районного суда Киева А.В. Новака, который 25 сентября был освобожден ВРП с должности за совершение существенного дисциплинарного проступка по жалобе НАБУ, касавшейся как раз его поведения, связанного с получением неправомерной выгоды за принятие судебного решения.

Юрист считает, что именно такая схема взаимодействия НАБУ и ВРП должна быть стандартом. Судью при наличии соответствующих доказательств можно и нужно увольнять с должности, не дожидаясь результатов рассмотрения уголовного производства.

Сейчас в Верховной раде ожидает рассмотрения во втором чтении президентский законопроект N1008, предусматривающий внесение изменений в законы о деятельности органов судейского управления. Документ предусматривает ряд положений, в частности, установление определенного срока для рассмотрения дисциплинарной жалобы в отношении судьи и возможность рассмотрения анонимных жалоб.

Анатолий Мирошниченко критически оценивает первую из предложенных новелл. «Предельный срок, на мой взгляд, устанавливать нецелесообразно и даже вредно. Его соблюдение невозможно эффективно проконтролировать, не говоря уже о том, что предложенный законом срок (30 дней) при следовании законодательно же установленной процедуры соблюсти просто невозможно. Еще хуже то, что несоблюдение срока рассмотрения может быть использовано как повод для обжалования принятого по результатам процедуры законного и обоснованного решения», – считает юрист.

Относительно анонимных жалоб Анатолий Мирошниченко убежден, что при правильной реализации эта новелла может быть полезной.

Ранее мы писали, что МВФ дал рекомендации по реформам в Украине, в том числе и судебной.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...