Осенний призыв: нужна ли срочная служба и что делать с уклонистами

Читати українською
Николай Сунгуровскийдиректор военных програм

1 октября в Украине стартует кампания по осеннему призыву на срочную службу, которая продлится до 31 декабря. Всего планируется призвать 15 тысяч 200 граждан. Призывной возраст в Украине установлен на уровне 20-27 лет. После получения повестки призывник должен явиться в военный комиссариат. За невыполнение воинского долга нарушителю грозит административная или уголовная ответственность.

Директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский выразил мнение, что в условиях войны отказываться от призыва срочников нельзя, сейчас нужна смешанная система призыва.

По его словам, призыв должен быть небольшой, а основной костяк – контракт.

«Необходимо вести работу по повышению профессионализма абсолютно на всех уровнях. Это вопросы призыва, подготовки офицеров, контрактников. Многое зависит от оснащения вооружением, размеров и качества социального пакета как для призывников, так и контрактников», – пояснил специалист.

Эксперт акцентировал, что проблема с уклонистами существовала всегда. Однако сейчас один из главных аспектов отказа молодых людей от призыва состоит в неадекватном поведении государства в вопросах войны и мира.

«Когда государство «косит» от войны, напрасно ждать от призывника, что он не будет «косить» от армии», – подчеркнул Сунгуровский.

Как менялись зарплаты и пенсии украинских военных с 2014 по 2019 годыЗа пять лет войны зарплата солдата-стрелка на передовой выросла более чем в четыре раза. О пенсиях военнослужащих, к сожалению, этого сказать нельзя.

Эксперт призвал, что не стоит прибегать к крайностям. В частности, незаконны такие методы борьбы с уклонистами как отлов призывников прямо на улицах представителями военкоматов вместе с сотрудниками Нацполиции.

Сунгуровский выразил убеждение, что для решения проблемы с уклонистами нужно менять саму систему призыва. Он добавил, что для призывника служба в армии должна быть привлекательной.

«То есть нужно создать систему таких моральных и материальных стимулов, которые бы обеспечивали привлекательность службы в армии на фоне всех остальных возможностей на рынке труда. Когда государство в состоянии кризиса, это вообще благоприятный момент для увеличения количества людей, которые желают служить в армии. Так было и есть везде, кроме Украины», – пояснил Николай Сунгуровский.

Он обратил внимание, что с 2017 года в Украине функционирует Единый государственный реестр военнообязанных, в котором содержатся все данные о призывниках. Предполагалось, что потерять личное дело почти невозможно.

Однако, как заметил эксперт, в реальности это не дало мощного эффекта.

На его взгляд, если есть видение системы кадрового менеджмента в министерстве обороны, то можно отдельно создавать реестры, увязывая их потом в единое целое.

«Если, к примеру, реестры учета кадров, продвижения по службе не будут связаны воедино, то толку от них не будет», – констатировал Сунгуровский.

Он напомнил, что о необходимости создания системы кадрового менеджмента говорилось еще с 2005 года.

По словам эксперта, первые шаги сделали, но после кадровых изменений и прихода отдельных министров обороны все остановилось.

«Если сейчас серьезно подходить к проблеме, то нужно поднимать вопрос о компьютеризации деятельности минобороны. Только после этого можно говорить о сокращении личного состава, повышении требований к личному составу. У нас все делают наоборот», – подытожил директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

«Слово и Дело» изучило, как менялись зарплаты и пенсии военнослужащих за время войны с Россией.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.