Формула коррупции: анализируем избирательный процесс с помощью бизнес-технологии

Читати українською

44 кандидата в президенты – это хорошо или плохо, мало или много? Уже многие успели высказаться по этому поводу. «Скептики» говорят о длинном избирательном бюллетене и осложнении избирательного процесса, «оптимисты» отмечают, что выбор есть и это важный признак демократии.

Стоит отметить, что список действительно «серьезный», но реальный перечень претендентов на высший пост ограничен. И те строят свои избирательные кампании под лозунгом: «никто, кроме меня». Навязывая украинскому обществу иллюзию об отсутствии выбора и неотвратимость будущего политического процесса. И в этом случае целесообразно говорить, если не о «монополизации», то о «олигополизации» избирательного процесса. Поясню – это ситуация, при которой условия диктуются всего лишь несколькими мощными субъектами, что не всегда гарантирует демократичность. Другие же – своеобразный «фон» для борьбы за высший пост в государстве. А говорить о политической монополизации в условиях нынешней избирательной кампании уместно потому, что именно «монополизация» является составляющей известной «формулы коррупции» американского экономиста Роберта Клитгаарда. Однако, реализуемой в нашем случае уже с политической окраской и избирательной составляющей. Ведь для украинской политической практики является традиционным заимствования технологий и приемов из бизнеса. Согласно этой формуле,

Коррупция = дискреции + монополия – подотчетность

Вспомним и о других переменных формулы. О «дискреции» или способности должностного лица или государственного органа решать любой вопрос по своему усмотрению. В данном контексте уместно говорить об использовании административного ресурса как инструмента в избирательной кампании. Другое дело, что сейчас этот ресурс не сосредоточен полностью в одних руках. Это, безусловно, «плюс». «Минус» заключается в том, что он активно применяется. Причем всеми сторонами избирательного процесса. Каждая из политических сил пытается усилить свое влияние на все ветви власти: законодательную, исполнительную, судебную. Не забывает наш истеблишмент и о местном самоуправлении и, тем более, о «силовом» блоке.

И здесь уместно напомнить еще об одной составляющей формулы коррупции – «подотчетности» или ответственности участников избирательного процесса. Как показывает украинская практика, система правосудия является слишком «лояльной» к нарушителям избирательного права. И количество обвинительных приговоров для участников противоправных действий во время выборов является удручающе малым, что создает «ощущение вседозволенности» у участников президентской гонки. При таком условии любая технология, которая дает результат, является приемлемой и привлекательной для представителей политикума.

Основная угроза состоит в том, что при таких условиях политическая коррупция превращается в инструмент социального лифта во власть, как для так называемых «ретроградов», так и для «реформаторов». Такая «формула успеха» трансформирует выборы, будь то президентские или парламентские, из формы прямого народовластия и конкурентной модели ротации политического класса в государстве на механизм «хождение по кругу». Когда представители «старой» системы, так и «прогрессоров» вынуждены использовать одинаковый набор технологий, что в итоге ставит под вопрос выполнение требований «Революции достоинства».

Ярослав Телешун, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...