Наука контролировать и выбирать

Читати українською

Правоохранители обеспечивают законность избирательного процесса. Но кто же может и должен проконтролировать самих правоохранителей? Тем более в условиях украинских выборов, когда функционирование правоохранительных органов может трансформироваться в избирательную технологию. Эффективную и одновременно деструктивную для украинского общества.

Вы скажете, есть прокуратура, которая осуществляет свой надзор за деятельностью правоохранительных органов. Тем более, что вроде есть настоящая политическая конкуренция на уровне руководства МВД, Генеральной прокуратуры, СБУ и других «силовых» ведомств. Что ж, это так по-украинси. Но, к сожалению, не по-европейски.

В Украине проблема силовых органов в том, что они, скажем так, инкорпорированы в различные олигархические структуры и в значительной степени зависимы от отдельных финансово-промышленных групп. Руководители таких силовых структур стремятся сохранить свой статус-кво и иметь будущее как для себя, так и для тех политических сил, которые их «делегировали» на должность. А потому и приобщаются к избирательному процессу, и не только в пределах, предусмотренных законом.

Аваков угрожает назвать фамилии кандидатов, использующих «грязные схемы»Он также добавил, что МВД ожидает фальсификаций на выборах, а потому готовится оперативно реагировать на нарушения.

К тому же в Украине для силовых органов характерна четкая иерархическая структура, присутствует жесткий контроль сверху донизу. В результате влияние центрального руководства на местное может быть определяющим. Что позволяет и на местах в результате прямого указания из центра или желание местного руководства угодить Киеву играть в пользу конкретной политической силы или кандидата в президенты.

Не стоит и забывать, что в Украине достаточно высокий показатель работников «силовых» структур. В частности, как пример, в ряды Национальной полиции Украины входят около 150 тыс. сотрудников. Бесспорно, это не самые высокие показатели в мире: есть же Китай с 1,6 млн полицейских, Индия с 1,5 млн и США с 900 тыс., однако главным показателем прозрачности и эффективности функционирования полиции служит не общее количество сотрудников, а их соотношение с населением государства и принципы построения иерархической вертикали.

В Украине на одного полицейского приходится примерно 265 граждан, что абсолютно соответствует мировой практике (США – 362, Китай – 120, Индия – 128, Дания – 429, Россия – 623), а также общепринятой европейской практике с показателем соотношения правоохранителей/населения – 1/250-350 граждан.

Если же говорить собственно о европейском опыте и опыте стран Запада, то там есть национальная полиция и муниципальная. И если первая отвечает за соблюдение законности и борьбе с преступностью в масштабах всей страны, то вторая – муниципальная полиция – занимается повседневными проблемами граждан, в том числе и обеспечением законности во время выборов.

При этом местная, то есть муниципальная, полиция зависит от местной общины и фактически подконтрольна ей. Соответсвенно, даже каких-то намеков на политическую ангажированность в общине не возникает. И общее количество национальной/федеральной полиции является несущественным по отношению к общему населению: например, в Германии на 83 млн населения приходится всего 40 тыс. работников федеральной полиции (с показателем соотношения 2075), остальные – это полиция земель ФРГ.

Словом, как говорится, «почувствуйте разницу – у нас и у них».

Ярослав Телешун, политолог, эксперт Украинского центра общественного развития, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...