Следствие не ведут: когда и как сможет начать работать ГБР

Максим Кречетовжурналист, блогер

«Украинское ФБР» рождалось гораздо дольше всех остальных новосозданных органов, хотя его появление, в отличие от семейства антикоррупционных структур, было запланировано в Уголовно-процессуальном кодексе ещё в далёком 2012 году. Да и то, «родилась» пока что только «голова» - комиссия наконец-то отобрала, а президент назначил руководителя Государственного бюро расследований Украины. На создание полноценной структуры уйдёт ещё до года.

Очевидно, что власть максимально оттягивала момент появления Бюро, которое единственное будет теперь иметь полномочия проводить расследования в отношении властной верхушки. При этом процесс отбора руководства ГБР происходил для наших реалий как-то очень уж тихо, так что если бы не скандал, учинённый «еврооптимистами», то можно было бы пошутить, мол, «мент родился». Зато теперь, в связи с возмущением больших друзей руководства НАБУ результатами конкурса, так и хочется ответить словами секретарши Верочки из «Служебного романа»: «значит, хорошие сапоги, надо брать».

Компромат

Фейковый компромат на новоназначенного директора Государственного бюро расследований Романа Трубу (о кумовстве с нардепом Сергеем Пашинским) был с энтузиазмом встречен «зрадофилами» - ещё бы! Но прожил он в соцсетях даже меньше отведённых на подобные информационные волны суток. Оказалось, что кумом нардепа является бывший шеф Трубы – Щербина. Ну подумаешь – ошибочка вышла. Потом кто-то откопал районную газету 4-летней давности, где в одной из заметок скромный прокурор района со Львовщины Труба уважительно говорит о тогдашнем генпрокуроре Пшонке. Тоже так себе компромат: по такой «статье» стоило бы уволить весь личный состав Прокуратуры Украины. Преследований майдановцев (в чём также пытались обвинить Трубу) во Львовской области тоже не было, а было лишь дело о перекрытии международной трассы Киев-Чоп. Но, во-первых, дело возбудить по такому факту прокуратура была обязана, иначе было бы обвинение в бездействии уже ответственных сотрудников прокуратуры. А во-вторых, никого в итоге не наказали, в СИЗО не бросали и не избивали, как это было сплошь и рядом в Киеве и других областях. Трассу разблокировали, с активистов взяли «личное обязательство» (в качестве меры пресечения) и все желающие спокойно поехали на Майдан в Киев. Тщательный мониторинг местной прессы не оставляет камня на камне от претензий к Трубе по поводу «респессий», но мы искали и другие.

Государственное бюро расследований: структура и основные функцииРассказываем, что собой будет представлять Государственное бюро расследований, директором которого недавно был избран Роман Труба.

Больше всех старались скомпрометировать результаты конкурса и его победителя издания, близкие к еврооптимистической группе «друзей НАБУ». Журналисты без ссылок на источники и каких-либо аргументов заявили, что «(конкурсная – ред.) комиссия полностью контролировалась окружением Порошенко и Народным фронтом, и подбором кадров занимались они же»; «кандидатуру Романа Трубы от НФ предложил секретарь Совбеза Александр Турчинов, который якобы и убедил Порошенко, что эта фигура будет компромиссной, паритетной и полностью лояльной»; «обращает на себя внимание поведение конкурсной комиссии. Ведь ее члены послушно выполнили роль марионеток (!!! – ред.)». И на основании этих «веских» аргументов делается вывод: «Формирование ГБР уже на первом этапе ставит под сомнение и незаангажированность руководства, и дальнейшую эффективность всего органа». Без комментариев.

Личность директора

И ещё один «аргумент» критиков процедуры создания ГБР позволим себе процитировать: «Что же касается персоны директора ГБР Трубы, то и у него репутация является далеко не прекрасной». Вступать в полемику по поводу стандартов журналистики, в частности, напоминать о недопустимости оценочных суждений и бездоказательных утверждений мы не станем, ведь тогда пришлось бы обсуждать едва ли не каждую строку подобных публикаций. Мы же попробуем безоценочно изложить факты.

Труба работал в различных районных прокуратурах Львовской области долгие годы, пока не стал прокурором Пустомытовского района. После Революции достоинства вместе с и. о. генпрокурора Олегом Махницким пришёл в ГПУ и возглавил управление по расследованию особо важных дел. Тех самых, которые начали тормозиться при генпрокуроре Яреме и окончательно заглохли при Шокине (когда Труба уже работал в частной юридической компании). Зато сейчас беглецы из окружения Януковича спокойно возвращают активы, «красные карточки» Интерпола по поводу них давно отменены и даже лично сами они уже собираются возвращаться в Украину. Поэтому вот первый вопрос, который я задал бы директору ГБР: реанимирует ли Роман Труба дела в отношении Арбузова, Клименко, Курченко и прочих, которые он начинал в ГПУ, и какова их судебная перспектива.

Но самое примечательное в истории с отбором руководства ГБР: именно «еврооптимисты» фактически «слили» Алексея Горащенкова, который считался фаворитом на должность директора Бюро. Народный депутат от БПП Мустафа Найем заявил накануне финального заседания конкурсной комиссии, что «куратором» Национального агентства по противодействию коррупции от Администрации президента был никто иной как первый заместитель руководителя Главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения Администрации президента Украины Алексей Горащенков. То есть выходит, что дорогу к должности директора ГБР Трубе «расчистил» Мустафа с товарищами? Если же теперь он обжалует результаты конкурса, то лишь максимально отодвинет срок запуска полноценной работы ГБР – поближе к президентским выборам 2019 года. За что ему наверняка будут очень благодарны и на Банковой, и на Грушевского. Кстати, 12 декабря 2016 года народный депутат Украины Мустафа Найем уже обещал, что обратится в суд с иском об изменении конкурсной комиссии, которая выбирает руководителя ГБР. И что же?

Тяжёлые роды

Дальше откладывать было просто некуда – с 20 ноября следователи прокуратуры не имеют больше права открывать новые уголовные производства. По-хорошему, уже имеющиеся производства (по-старому – дела) прокуратура должна передать по подследственности – в ГБР и НАБУ. Вот вам и две большие проблемы сразу, т.к., во-первых, НАБУ в нынешнем виде, с их темпами и качеством работы, с их кадровым составом потянет ли сразу 15 тысяч дел, которыми их пугает генпрокурор Юрий Луценко? А во-вторых, ГБР ещё только будет создаваться, а до того времени кто будет открывать новые производства? Непонятно, т.к. прокуратура уже такого права не имеет, а ГБР пока существует только на бумаге и виде высшего руководства, но без штата, бюджета и даже офиса.

Это одна из главных правовых коллизий, ведь если производство расследовано не по подследственности (не тем органом, который уполномочен на это УПК), то все собранные доказательства по делу в суде превращаются в ничто. Мы ещё увидим парад лопающихся именно по этой причине дел и среди них обязательно будут те, по которым общество долго требовало и ожидало справедливости.

Наверняка риски такого коллапса прекрасно понимали ответственные за создание ГБР, в том числе профильные комитеты парламента и исполнительная власть, но они продемонстрировали редкую солидарность в саботаже своевременного появления «дубинки» против них же самих в виде Бюро.

Ключевой следственный орган в правоохранительной системе Украины, Государственное бюро расследований, создавался весь максимально отведённый на это в УПК срок – 5 лет. Как и положено плохим студентам, власти всё делали буквально в последнюю ночь. А предстоит ведь не только создать полноценную структуру ГБР, но и привести в порядок законы, ведь и УПК в части о ГБР, и сам закон о Бюро наскоро «перешивались», так что в итоге «потерялась» часть полномочий ГБР – например, в части расследований преступлений чиновников не только высшей категории «А», но и остальных должностных лиц. Кроме того, закон сильно ограничивает количество профессионалов (людей с опытом, из старой системы), которых можно будет набрать в штат – не больше 30%! Есть идея включить НАБУ в состав ГБР в качестве отдельного департамента – это позволит избежать конфликтов по поводу подследственности в будущем, ведь «клиенты» у них одни и те же, разнятся лишь составы преступлений, по которым они полномочны вести расследования в отношении них. А если один чиновник нарушил сразу несколько статей УК, то как «расчленить» уголовное производство по факту одного многосоставного преступления между детективами различных ведомств, чтобы потом не было проблем в суде? Ответа на этот вопрос пока нет.

На старт, внимание…

По поводу судьбы следствия как такового на ближайшие месяцы правоведы в шоке: надлежащий орган (ГБР) так и не создан пока, а функции следствия у прокуратуры уже нет. Эту коллизию нужно максимально срочно решить на законодательном уровне, иначе в Украине наступает эра полной безнаказанности (де-юре, правда, т. к. де-факто для высшего чиновничества она и не заканчивалась).

Вот что пишет в блоге для издания «Резонанс» экс-заместитель генерального прокурора Алексей Баганец: «Высказанные Юрием Луценко намерения продолжать проведение досудебного расследования по делам, подследственным ГБР после окончания названного срока силами процессуальных руководителей (т.е. прокуратур – ред.) противоречат требованиям ст. 36 УПК Украины, в т. ч. и п. 4 ч. 2, которым предоставлено право прокурорам в необходимых случаях лично проводить следственные (розыскные) действия и процессуальные действия (то есть, без выполнения негласных следственных (розыскных) действий), но и это возможно осуществить только в порядке, определенном этим Кодексом. Поэтому, напоминаю, что в соответствии с ч. 7 ст. 214 УПК Украины, если сведения об уголовном правонарушении в ЕРДР внесены прокурором, он обязан безотлагательно, но не позднее следующего дня, с соблюдением правил подследственности передать имеющиеся у него материалы в орган предварительного расследования и поручить проведение досудебного расследования. И все. Не могу также не опровергнуть распространяемую сегодня ложную информацию о том, что следователи прокуратуры якобы имеют право продолжать досудебное расследование по уже начатым до вышеуказанной даты уголовным производствам. Это не соответствует п. 2 ч. 1 Переходных положений в УПК Украины, где четко сказано, что такие полномочия следователи прокуратуры выполняют только до того, как будет введена в действие ч. 4 ст. 2016 УПК Украины, то есть до того дня, когда начнет действовать ГБР».

Исполнительный директор Центра противодействия коррупции Дарья Каленюк, как ни странно, так прокомментировала в соцсетях назначение директора ГБР: «У меня теплится надежда, что Роман Труба все же намерен создать реально независимый орган и сможет дать отпор попыткам подчинить его власти. Такая же надежда у меня была и относительно Назара Холодницкого, который в те далекие времена работал помощником у (первого заместителя генпрокурора – ред.) Николая Голомши».

Сам Голомша одобряет выбор комиссии: «Считаю, что избрание Романа Трубы является удачным, потому что он имеет хороший опыт следственной работы. Человек незаангажированный ни одной политической силой».

Ну и, само собой, исключительно позитивно о Романе Трубе отзывается его бывший шеф Олег Махницкий. Так что негатива в адрес Трубы (кроме шуток остряков по поводу его фамилии и баек про кумовство с Пашинским) в общем-то и нет. Ни в каких политических связях его тоже никто пока не уличил как ни старался.

Мустафа Найем не преминул заметить, что новоиспечённый директор ГБР в 30-дневный срок обязан представить стратегию на ближайшие 5 лет. Мы также хотели бы её внимательно изучить, но уже готовы задать ряд важных вопросов руководителю потенциально суперсиловой структуры.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...