Почему независимость Антикоррупционного бюро пугает власть и чем окончится противостояние ГПУ с НАБУ

Вадим Карасевполитолог, директор Института глобальных стратегий

Латентный конфликт между Национальным антикоррупционным бюро (НАБУ) и Генпрокуратурой вызван чрезмерной, по мнению украинских властей, независимостью борцов с коррупцией от воли высших украинских чиновников. Но маловероятно, что противостояние силовых ведомств перейдет в открытую форму.

Об этом в комментарии «Слову и Делу» рассказал политолог Вадим Карасев, оценивая заявление посла ЕС в Украине Хьюга Мингарелли по поводу конфликта между генпрокурором Юрием Луценко и руководителем НАБУ Артемом Сытником.

«Проблема не только в том, что НАБУ и другие антикоррупционные институты созданы на гранты отдельных западных посольств и являются в большей мере проектом наших западных партнеров, нежели украинской власти. Суть конфликта в том, что антикоррупционные институты независимы от украинских элит. В этом смысле они хороший инструмент контроля западных демократий над украинскими политиками», - рассуждает Карасев.

Все, условно говоря, «старые» правоохранительные органы, отметил он, контролируются теми или иными представителями политического класса, находящимися в парламенте либо занимающими посты в исполнительной власти.

«А вот антикоррупционные органы больше зависят от отдельных сегментов украинского гражданского общества, общественных антикоррупционных организаций и представителей Запада», - объясняет политолог.

Конфликт НАБУ и ГПУ не будет полномасштабным, но конкуренция ведомств существует, потому что и НАБУ, и ГПУ являются инструментами не только закона, но и нередко – политического давления.

«Вряд ли этот конфликт выйдет далеко в публичную плоскость: будут искать компромисс, и это уже прослеживается. К примеру, было жесткое требование к Украине – создать Антикоррупционный суд, которого не хватает в связке «Нацагентство по вопросам противодействия коррупции – НАБУ- Специализированная антикоррупционная прокуратура». Луценко выступил с предложением создать специальную судебную антикоррупционную палату. Это уже поле для компромисса», - анализирует эксперт.

При этом, по его словам, не исключено, что заявление посла ЕС связано с тем, что Европу такой компромисс не устраивает.

«Возможно, ЕС пытается надавить на украинскую власть и настоять на необходимости создания именно Специализированного антикоррупционного суда: соответствующее решение должна принять Верховная Рада. Как и решить зависшую проблему предоставления НАБУ права на прослушку в рамках следственных действий», - предполагает Карасев. Напомним, украинская власть не демонстрирует желания предоставлять НАБУ право на самостоятельную прослушку. Однако этого требует МВФ.

Двухлетие НАБУ: о таком ли мы мечтали?К сожалению, список достижений Национального антикоррупционного бюро за два года работы весьма скудный, зато скандалов вокруг этого органа – хоть отбавляй, констатирует журналист Максим Кречетов.

Аналогичная ситуация с избранием аудитора НАБУ.

«Есть аспект, которого опасается властная элита. При всем желании и дальше получать финансовую помощь, наша власть не желает попасть под тотальный контроль западных партнеров. Поэтому ищет способы оградить себя от такого рода влияния», - констатировал Вадим Карасев.

Напомним, вчера народные депутаты заслушали годовой отчет генпрокурора Юрия Луценко о проделанной им работе. «Слово и Дело» выяснило, что за год работы в Генпрокуратуре Луценко выполнил лишь каждое девятое свое обещание.

Какие дела расследовало Национальное антикоррупционное бюро и что из этого вышло – «Слово и Дело» выяснило в материале «Двухлетие НАБУ. О таком ли мы мечтали?»

Загрузка...