Блокадный инстинкт. Как Порошенко открыл в ОРДЛО duty-free

Ольга Василевская-Смаглюкжурналист

Внезапно. Не прошло и двух месяцев. В Администрации Президента осознали: блокада – это good. Надо брать. Заверните. Хотя еще накануне кричали, что блокада приведет к Армагеддону, распаду финансовой системы, энергетическому коллапсу. Что же подтолкнуло Петра Порошенко в объятия блокадников?

Если разобрать ситуацию на детали, получим объяснение. Сначала появились блокадники. Они заявили, что спустя два года войны устали обмениваться товарами с ОРДЛО, потому что это идеологически необоснованно. О какой торговле с ОРДЛО может идти речь, если мы воюем с сепаратистами? Почему об этом заговорили лишь два года спустя? Неужели раньше нардепы Семенченко и Парасюк не замечали эшелонов с углем? Очевидно, что торговля с сепаратистами не была для них новостью. Первую раскачку блокадники провели еще на Луганской ТЭЦ. Говорят, за карту минирований Ахметов тогда «отвалил» около 5 миллионов долларов. И апологеты блокады отступили. Они попробовали качнуть Ахметова во второй раз, но тот уже платить не захотел.

В это время за поребриком приступили к разработке плана «национализации». Сергей Курченко, молодое дарование времен Януковича, получил в Москве добро на создание перспективного холдинга на базе всех крупных промышленных предприятий на территории ОРДЛО. Такие планы оказались некстати как для Ахметова, Новинского, Нусенкиса, так и для самих боевиков. Потому что теперь весь профит пойдет Курченко и узкому кругу лиц в Москве и Киеве. Ахметову не достанется ничего, кроме долгов. А боевикам – только железки для распила на металл. Ведь юридически у Ахметова ничего не забрали. Его заводы и шахты все так же ему принадлежат. Там ввели «внешний менеджмент», который будет снимать сливки, а налоги платить все равно будет Ахметов. Именно поэтому ДТЭК выступил с пресс-релизом, где попытался объяснить, что предприятия им не контролируются, и, таким образом, освободиться от долгов и налогов.

По проверенным данным, на переговоры в «ДНР» через Киев часто прилетает менеджер Курченко Роман Перегудов. Именно через него идут все указания боевикам, у кого как и что «отжимать». Интересно, что спецслужбы Украины радушно пропускают Перегудова в Киев, никак не препятствуя его «теркам» с представителями украинской элиты и сепаратистами. Перегудов от официальных комментариев воздерживается, свою связь с Курченко отрицает.

Так вот, национализация – это не ответ на блокаду. Это все звенья одной цепи. В Москве устали кормить боевиков. Дело это очень накладное. Нужно деньги выделять из гГосбюджета Российской Федерации. А официально такой статьи расходов, как финансирование боевиков, в российском Бюджете не предусмотрено. Вот и было решено: пусть кормят ОРДЛО перспективные менеджеры в лице Курченко. Естественно, что Курченко – не самостоятельный игрок. И конечный выгодополучатель от всей это истории – Виктор Медведчук. Тот, ради которого СБУ взялась подминать рынок сжиженного газа. Тот, который кум Путина. Тот, который сейчас является реальным руководителем Украины и разрешает Гаранту мелкие шалости в виде жадности.

Двусмысленность статуса Медведчука и роль Кучмы для «Минска». Оценка экспертаПолитический эксперт поделился соображениями относительно переговоров и представительства Украины в минском процессе.

Медведчуку нужно еще больше посадить Порошенко на денежную иглу. У Президента ранее не получалось сконцентрировать на себе весь уголь из ОРДЛО. Сильно мешали другие олигархи донецкого происхождения. А блокада, ее признание и национализация решили эту проблему. Блокадники вскоре разойдутся. Уголь эшелонами по назначению все равно поедет, но уже втемную. Безналоговая зона. Прямо донбасский duty-free! Не об том ли мечтал бывший боец батальона «Торнадо», личный угольщик Порошенко, советник Насалика Виталий Кропачев? Миссия выполнена, Виталий может уходить. Уголь все равно, кроме Украины, никому не нужен. И лично Порошенко теперь будет его поставлять в ручном режиме и без налогов. Да и кроме угля, контрабанда других товаров потечет рекой в обе стороны. А это кэш, много кэша, еще больше кэша, чем раньше.

Признанием блокады Порошенко убил сразу нескольких зайцев: провел пресловутую деолигархизацию, удовлетворил социальный спрос на справедливость (нельзя торговать – воюем), легализовал бандформирования в ОРДЛО в роли экономического менеджмента. Кроме того, повесил всю вину за блокаду на те политсилы, которые ее поддержали. Даже пообещал выставить им счет за нее. Якобы мы потеряли предприятия, стоимостью 2 миллиарда долларов. Плюс 31 миллиард в год налогов. Теперь любую беду, которая случится в стране, можно спихнуть на блокаду. Рост доллара, обострение на Донбассе, дыра в Госбюджете и контрабанда зашкаливает? Семь бед – один ответ: блокада.

Ольга Василевская-Смаглюк, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...