Нардеп Лещенко как зеркало саботажа НАБУ

Сергей Ивановжурналист, блогер

Глава Национального антикоррупционного бюро Украины Артем Сытник на брифинге 19 сентября сообщил о результатах проверки законности приобретения народным депутатом Сергеем Лещенко элитной недвижимости. Как известно, недавно Лещенко приобрел квартиру за 320 тысяч долларов США, и сразу в обществе возникло вполне логичное подозрение о том, что его официальные доходы не позволяли этого сделать.

Таким образом, вопрос источников происхождения средств Лещенко, а также законности их получения оставался невыясненным. Показания народного депутата, которые менялись едва ли не каждый день и противоречили друг другу, еще больше запутывали ситуацию. Общество возлагало надежды на НАБУ, к которому Лещенко сам и обратился с просьбой проверить законность этой сделки.

Но брифинг Сытника показал, что НАБУ фактически является ангажированным органом, который может спокойно покрывать преступления лояльных к нему политиков, и в этом смысле ничем не отличается от других правоохранительных органов, пропитанных коррупцией и специфическими личными отношениями с различными представителями украинского политикума.

Для начала давайте систематизируем публичные обвинения, которые звучали в адрес Лещенко от его оппонентов.

  1. Неизвестность происхождения средств на покупку квартиры, что может быть связано либо с легализацией доходов, полученных преступным путем, либо с использованием средств, скрытых от налогообложения, либо же банальное использование взяток.

  2. Изучение обнародованных деклараций народного депутата не установило активов, которые позволяли бы ему приобрести квартиру, и это, в свою очередь, дало повод для подозрений в сокрытии соответствующих активов.

  3. Изучение представленных депутатом налоговых деклараций о доходах не выявило доходов, достаточных для получения средств в таком размере.

  4. Противоречия между данными подписанного договора и публичными объяснениями политика. В договоре купли-продажи отмечалось, что потраченные им на покупку квартиры средства являются его личной собственностью, и не брались в долг. Однако в публичных объяснениях депутат отметил, что он получил средства в долг частично от главного редактора «Украинской правды» Алены Притулы и частично – от своей сожительницы Анастасии Топольской, которая де-юре является женой другого мужчины. Отсюда – подозрение в том, что нардеп или незаконно внес заведомо недостоверные сведения в официальный документ (нотариально удостоверенного договора), или же просто публично солгал людям.

  5. Также существуют вопросы к законности происхождения средств, которые якобы были предоставлены ему в долг гражданами Притулой и Топольской.

  6. Непонятным остался и вопрос о том, из каких средств народный депутат планировал отдавать кредит. Предоставленные им объяснения, что все это будет осуществляться за счет «средств, заработанных от журналистской деятельности» и зарплаты в журнале «Новое Время», где он «курирует направление журналистских расследований» звучат как минимум странно. Закон прямо запрещает депутатам заниматься журналистской деятельностью и осуществлять любую руководительскую работу в хозяйственных субъектах, коим является «НВ».

Выводы Сытника

Итак, в ходе проверки НАБУ обнаружила два нарушения: незаконное получение средств по беспроцентному займу и сокрытие от декларирования активов матери депутата, которые, по его словам, были фактически его активами. Таким образом, Сытник технически перевел стрелки в направлении НАПК, подчеркнув, что Лещенко не совершал преступления, предусмотренного статьей 368-2 Уголовного кодекса Украины (незаконное обогащение). При этом, непонятно, каким образом Антикоррупционное бюро вообще проводило проверку, чтобы сделать следующий вывод, поскольку налоговый аудит так не был проведен, работники структур ГФС и других контролирующих органов к проведению проверки не привлекались, банковская документация у соответствующих учреждений не была изъята.

Суть нарушения и ошибка НАБУ

Закон прямо запрещает депутатам получать подарки в размере, превышающем минимальную зарплату (то есть 1450 гривен). В соответствии со статьей 1 Закона Украины «О предотвращении коррупции», подарком являются денежные средства, которые получают бесплатно или по цене ниже минимальной рыночной. Учитывая, что средства от Притулы были получены безвозмездно, а договор не предусматривал выплаты процентов, НАБУ не расценило этот заем как подарок.

Определяя стоимость подарка, Бюро исходило из того, что, согласно законодательству, учетная ставка определяет «ориентир по стоимости привлеченных и размещенных денежных средств». То есть, минимальная рыночная стоимость полученных депутатом средств составляет 15% годовых. Учитывая сумму займа (3,77 млн грн), речь идет о получении выгоды от такой операции в размере 550 тысяч гривен в год.

Брифинг Сытника показал, что НАБУ фактически является ангажированным органом, который может спокойно покрывать преступления лояльных к нему политиков, и в этом смысле ничем не отличается от других правоохранительных структур со специфическими отношениями с различными представителями украинского политикума.

Надо отметить, что в данном случае НАБУ откровенно ошиблось, когда рассчитывало размер подарка, ведь, согласно закону, подарком являются сами средства, а также проценты за их использование. То есть сюда следует отнести всю сумму займа плюс проценты, тогда как Антикоррупционное бюро учло лишь проценты.

Кроме того, антикоррупционное законодательство Украины обязывает каждого госслужащего, в том числе народного депутата, указывать в своей декларации сведения об активах членов его семьи. Родителей депутата закон однозначно относит к членам семьи. То есть, сведения об их средствах, находящихся на банковских счетах, должны отражаться в декларации. Однако в опубликованных декларациях Лещенко отсутствуют данные о том, что члены его семьи имеют средства на банковских счетах, что также является нарушением требований действующего законодательства.

Возможные последствия

Ответственность за выявленные НАБУ нарушение предусмотрена Кодексом Украины об административных правонарушениях статья 172-5 («Нарушение установленных законом ограничений относительно получения подарка») и 172-6 («Нарушение требований финансового контроля»).

Привлечь к ответственности за такие действия может суд на основании протокола, составленного полицией, или Национальное агентство по предотвращению коррупции. Согласно сообщению главы НАБУ, у НАПК нет ресурсов для проведения таких проверок, в связи с чем случаем Лещенко занималось именно Антикоррупционное бюро. Таким образом, тот факт, что НАБУ направило материалы для составления протокола по Лещенко именно в НАПК, наверника зная, что Агентство не способно провести проверку, дает основания для подозрения в сговоре НАБУ, НАПК, самого народного депутата Лещенко и его лоббистов.

Но если протокол будет составлен, а суд все же признает Лещенко виновным в совершении коррупционного правонарушения, то с него должен быть взыскан штраф в размере до 3400 гривен, а сам подарок должен быть конфискован. Учитывая вышеизложенное, речь идет о конфискации всей суммы, полученной по беспроцентному займу, то есть 3,77 млн грн.

Луценко и Аваков отказались дискутировать с Лещенко о коррупцииГенеральный прокурор Украины Юрий Луценко не захотел участвовать в панели Борьба с коррупцией на встрече Ялтинской Европейской Стратегии, поскольку в событии будет участвовать нардеп Сергей Лещенко.

На привлечение к административной ответственности депутатская неприкосновенность не распространяется. Также, в случае привлечения Лещенко к ответственности, сведения должны быть внесены в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения. То есть, Сергей Анатольевич может официально получить клеймо «коррупционер».

Что не было установлено НАБУ

Главное – источник происхождения средств Лещенко. Сытник сообщил, что средства были получены из легальных источников, поскольку нардеп их одолжил у лиц, чьи доходы превышали расходы. И здесь возникает вполне логичный вопрос: почему НАБУ изучило только доходы Лещенко, Притулы и Топольской, но при этом не исследовало расходы? Очевидно, что для решения этого вопроса важен именно остаток средств по состоянию на конец лета 2016 года, а не сумма доходов за 10 лет. Сложно поверить, что каждый из фигурантов проверки за десять лет ничего не потратил, а занимался исключительно накоплением. Однако выводы НАБУ основываются именно на таком предположении, хотя, по данным Кабинета электронных сервисов Минюста Украины, ранее Лещенко уже получал в собственность квартиру.

Словом, проверка была проведена формально. При таких обстоятельствах о ее объективности и полноте вообще лучше не вспоминать. Сплошной саботаж.

Сергей Иванов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...