«Стена»: как масштабный проект стал символом очередного громкого провала власти?

Александр Радчукполитолог

Очередным символом невыполнения властью взятых на себя обязательств является реализация громкого и масштабного по своей сути проекта «Стена». Масштабного потому, что после агрессии со стороны России и начала так называемой Антитеррористической операции Кабинет министров во главе с Арсением Яценюком в 2014 году объявил о необходимости немедленного ограждения от северного соседа мощными фортификационными сооружениями – речь идет о 2295 км сухопутно-морской границы с РФ.

Проект, который с легкой руки того же Арсения Петровича уже в 2015 году получил название «Европейский вал», должен был стать одним из главных инфраструктурных обьектов нынешней власти в сфере обеспечения национальных интересов. Конечно, на волне обострения отношений с Россией, беспрепятственной аннексии Крыма и фактической войны на востоке Украины украинцы более чем положительно оценили потуги власти отгородиться от опасного соседа прочной стеной. В то же время такая поддержка со стороны граждан – гарантированная индульгенция на длительное и насыщенное финансирования проекта. Что, конечно, прекрасно понимали в правительстве.

Впрочем, необъявленная война на Донбассе внесла свои коррективы: более 400 км границы в Донецкой и Луганской областях Украина просто не контролирует. Сейчас речь идет о создании настоящих оборонительных укреплений вдоль так называемой «линии разграничения», тогда как громко распиаренный проект «Стена» скромно остался очередным «долгостроем».

В Донецкой области на строительстве фортификаций разворовали 7 миллионовПредприимчивые чиновники Волынской ОГА умудрились завысить стоимость фортификационных укреплений на Донбассе, тем самым похитив из Бюджета 7 млн ​​грн.

Лишь недавно глава Луганской военно-гражданской администрации Георгий Тука выявил неосведомленность в некогда грандиозных планах правительства и сообщил о том, что проект «Стена» только начинает реализовываться в Луганской области на границе с Россией, где не ведутся боевые действия. «В Луганской области этот проект («Стена» – Ред.) еще не реализовывался вообще. Я надеюсь, может, через две-три недели (если погода будет нормальная) начнутся работы», – рассказал он на днях в эфире одного из телеканалов. Тогда как в Донецкой области вообще речь не идет об укреплении границ – там готовят фортификационные сооружения к настоящей позиционной войне. А в военной прокуратуре уже отчитываются о расследованиях по фактам завышения реальной стоимости работ и материалов при строительстве укреплений. Сколько же таких фактов потенциального хищения государственных средств может быть на объектах «Стена» в других – мирных – пограничных областях – стоит поинтересоваться у новых антикоррупционных органов. А спросить, вероятно, будет о чем…

Игра с цифрами и неоправданные обещания

О старте проекта «Стена» в сентябре 2014 года заявил Арсений Яценюк. Прежде всего, его обещание установить стену на границе с РФ касалось выделения необходимых средств из Госбюджета. Впрочем, несмотря на громкий пиар в стиле «Украина не пожалеет любой суммы для того, чтобы отгородиться от агрессивных соседей», достаточного количества денег в Бюджете за последние 2 года так и не нашлось.

Тенденция с нехваткой финансирования, по мнению экспертов, будет наблюдаться и в этом году. Впрочем, у власти изменилось само отношение к проблеме: ведь какой смысл строить «Стену», если треть границ с Россией совсем не контролируется?

Однако это не помешало потратить средства на начало строительства. Сразу отметим: речь идет, конечно, не о настоящих оборонительных укреплениях, а скорее об обычном обустройстве границы с Россией. Так, в ноябре 2014 года пограничники оценили стоимость обустройства 1 км государственной границы в рамках проекта «Стена» в среднем в 3,7 млн грн. В целом, по словам председателя Государственной пограничной службы Виктора Назаренко, для обустройства всей границы Украины с Россией, Беларусью и Молдовой правительством должны были быть предусмотрены расходы в размере 8 млрд 362 млн грн. Ожидалось, что в 2014 году будет выделено 96 млн грн, в 2015 году – 2 млрд 668 млн грн и в 2016 году – 5 млрд 500 млн грн. Правда, смету сразу «зарубили» почти вдвое. По замыслу, финансирование проекта должно осуществляться из трех источников – Государственного бюджета, международной помощи и внебюджетных средств. Реализация проекта «Стена» в целом рассчитана до 2018 года.

Важно подчеркнуть, что львиная доля средств в 2014 году поступила не из Госбюджета, а по линии международно-технической помощи. Несмотря на это, пограничники просто не успели использовать всю сумму: получив вместо запланированных 96 млн грн целых 235 млн грн, к концу 2014 года они сумели использовать только 163 млн грн. В 2015 году ситуация с финансированием была несколько лучше, однако все равно далекой от тех запланированных цифр, которые Кабмин обещал выделить на укрепление границы на востоке страны. Так, в прошлом году было предусмотрено всего 300 млн грн из ранее заявленных 2,6 млрд грн, а работы по проекту проводились только в пределах Черниговской и Харьковской областей.

По мнению экспертов и самих пограничников, такая ситуация объясняется просто: в Бюджете не хватает денег. Львиная часть того, что должно было быть выделено на объект «Стена», было распределено на обустройство фортификационных сооружений в Донецкой области, где происходят боевые действия, а также на модернизацию и финансирование Вооруженных сил Украины.

По проектному замыслу пограничников, «Стена» – это целый комплекс сооружений для охраны государственной границы. Объект предусматривает наличие рвов против тяжелой бронетехники, контрольно-следовую полосу, и сам «умный» забор (с датчиками движения, камерами наблюдения), наблюдательные вышки и другую инфраструктуру. «Слову и Делу» удалось пообщаться с экспертами, ставшими свидетелями обустройства границы уже в 2016 году в одной из северных областей, граничащей с территорией РФ. Сейчас обустройство границы не имеет ничего общего с заявленными критериями, которым должен соответствовать объект: из всего задуманного удалось только вырыть противотанковый ров. Однако, по мнению экспертов, в случае военного наступления, его можно преодолеть с помощью несложных конструкций вроде понтонных переправ. Впрочем, строительство объекта по плану должно закончиться в 2018 году, поэтому, возможно, все элементы «Стены» таки будут построены.

Военные эксперты с самого начала громких заявлений правительства о строительстве «Стены» предупреждали о бессодержательности вложения денег в данный объект для предупреждения активного вооруженного конфликта. Ведь в случае мощного наступления различных видов войск даже полностью законченный и оборудованный объект «Стена» смог бы стать лишь временной помехой на пути хорошо укомплектованной армии.

Альтернатива громкому «пиару»

Конечно, качественным устройством украинской границы власть должна была заняться еще в далеком 1991 году. Это лучше повлияло бы не только на национальную безопасность, но и на экономические реалии. Ведь защищенная граница исключает или по крайней мере затрудняет потоки контрабанды и нелегальной торговли наркотиками, оружием, препятствует нелегальной миграции. Кроме того, подобные проекты имеют очень длительный срок исполнения. По своим масштабам проект «Стена» может посоревноваться разве что с «Большой американской стеной» на границе между США и Мексикой. Заботясь о своих экономических и национальных интересах, правительство США реализовывало данный проект в течение почти 20 лет: общая длина границы с Мексикой – 2 тыс. миль (около 3 тыс. км). Строительство начали еще в 90-х годах прошлого века, а достроить объект смогли только в 2010-м. По подсчетам агентства Bloomberg, на строительство около 900 км стены в 2006-2010 годах было потрачено более 3 млрд долларов.

Тука считает, что поток контрабанды на линии разграничения увеличилсяРуководитель Луганской ВГА Георгий Тука заявил, что на линии разграничения увеличился поток контрабанды.

Можно констатировать еще одну интересную деталь: за годы независимости украинская власть не уделяла достаточного внимания обустройству границы с Россией именно потому, что не видела в соседней «братской» стране потенциального врага. А зря. Нынешняя власть форсированными темпами исправляет это заблуждение, хоть и со значительным опозданием. Так, лишь осенью 2015 года Петр Порошенко утвердил новую редакцию Военной доктрины Украины, которая базируется на защите от агрессии России, возвращении контроля над Крымом и всем Донбассом, а также на подготовке ко вступлению в НАТО.

Следует признать, что в условиях нехватки средств, ограниченности ресурсов и фактического состояния войны с Россией, значительное финансирование именно обустройства границ – неоправданно затратный шаг. Это должны были понимать и в правительстве, когда громко «пиарились» на теме постройки «Стены»: если уж так хотелось отгородиться, то, с точки зрения национальной безопасности, нужно было это делать молча и с применением самых современных методов предупреждения врага на границах.

По оценкам экспертов, финансирование «Стены» следовало бы сейчас пересмотреть и большую его часть направить на развитие современных технологий по осуществлению наблюдения за границей. Альтернативой, например, может стать развитие строительства высококлассного наблюдательного оборудования вроде беспилотников. Именно благодаря таким системам и слаженным действиям с пограничниками можно надеяться на быстрое предупреждение недружелюбных намерений врага. К сожалению, «Стена» вряд ли сможет успешно справиться с этой задачей в условиях необъявленной войны с РФ и постоянно существующей угрозой вооруженного наступления по всей линии границы с ней.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...