Разбитая «витрина»: три главные проблемы оккупированного Крыма

Читати українською
Денис Поповичжурналист

На этой неделе исполнилось 7 лет с момента захвата Россией украинского Крыма. В Кремле предполагали сделать из Крыма «витрину», однако в итоге получился «чемодан без ручки». Очень скоро оккупированный полуостров может стать вообще очень негостеприимным местом.

К активной фазе захвата Крыма Россия перешла 27 февраля 2014 года, когда так называемые «зеленые человечки» – российские спецназовцы – захватили административные здания в Симферополе. Процесс отторжения полуострова от Украины получился быстрым и почти бескровным (если не считать гибели прапорщика ВСУ Сергея Кокурина при штурме российскими военными 13-го фотограмметрического центра в Симферополе). Практически полное отсутствие сопротивления со стороны расквартированных на полуострове украинских сил позволило россиянам 16 марта 2014 года провести незаконный «референдум» о новом статусе Крыма, а 18 марта – документально «оформить» захват полуострова.

«Отжатие» Крыма должно было положить начало созданию так называемой «Новороссии» – марионеточного пророссийского государства в составе Харьковской, Луганской, Донецкой, Запорожской, Херсонской, Николаевской, Одесской, Днепропетровской областей. О концепции Новороссии было заявлено президентом России Владимиром Путиным во время пресс-конференции 17 апреля 2014 года. К тому времени Славянск уже был захвачен террористами Стрелкова (Гиркина) и план отторжения южных и восточных областей Украины по крымскому сценарию начал реализовываться.

Формирование «Новороссии» позволило бы отрезать западные, центральные и северные регионы Украины от промышленных центров Юго-Востока, а также лишить нашу страну выхода к обоим морям. При этом Россия приросла бы территориями, получила бы дополнительные человеческие ресурсы, порты и промышленные предприятия, а также не «заморачивалась» бы проблемой водообеспечения и энергоснабжения Крыма. Сам Крым должен был послужить своеобразной «витриной» российского образа жизни – более широких возможностей и более высоких, чем в Украине зарплат и пенсий. Еще одним «бонусом» для Кремля стал бы прямой выход к пророссийскому Приднестровью.

Все это назвали «русской весной», но планы по созданию «Новороссии» были сорваны из-за сопротивления Украины на Донбассе. В 2014-2015 году ситуация приобрела современные очертания – подвисшие между сим и тем куски территории Донбасса, а также оккупированный подсанкционный Крым, связанный с Россией тонкой ниткой керченского моста.

Полуостров живет за счет дотаций из федерального бюджета РФ, а крупные инвесторы (причем даже из самой России) не желают работать в серой зоне Крыма, из опасения попасть под санкции. Это первая проблема оккупированного полуострова.

Вторая проблема – это его перенаселенность. Россия более чем вдвое (с 10-12 тыс. до 32,5 тыс человек) нарастила войсковую группировку в Крыму, а также перешла к политике размывания местного населения гражданами РФ, переезжающими в Крым на постоянное место жительства. По подсчетам оккупационного «губернатора» Севастополя Михаила Развожаева, сделанным в ноябре прошлого года, только в одном Севастополе уже проживают от 600 до 700 тысяч человек. При этом официальные показатели численности населения, по состоянию на 1 января 2020 года, составляют около 450 тысяч человек. Перенаселенность приводит к третьей и самой главной проблеме.

Это недостаток пресной воды. До 2014 года около 80% потребности полуострова обеспечивались за счет поставок днепровской воды из Херсонской области по Северо-Крымскому каналу. Остальную часть Крым получал за счет собственных водных ресурсов. Однако, согласно международным нормам, базовые потребности населения на оккупированных территориях должно обеспечивать государство-оккупант, а поэтому поставки воды с материковой части Украины были перекрыты.

Оккупанты сделали ставку на собственные водные ресурсы Крыма, однако эти запасы способны напоить только местных жителей. А вот аппетиты разросшейся войсковой группировки, многочисленных «понаехавших», а также потребности промышленных предприятий уже превышают скромные возможности крымских озер и речушек. В результате основные крымские водохранилища постепенно пересыхают. По состоянию на 15 февраля, несмотря на зимние осадки, заполняемость основных водохранилищ полуострова не превышала 40% от проектного объема. В результате целый ряд крымских городов, включая Симферополь, получают воду по графику – и эта вода далеко не лучшего качества.

Нет воды – нет и жизни, а это значит, что Крым может стать малопригодным для человеческого существования местом. Второй сценарий – это постепенное сокращение численности населения до тех пределов, которые могут быть обеспечены собственными ресурсами полуострова. В любом случае, человек может перетерпеть многое – недостаток денег, скудное питание, произвол чиновников, массовую застройку, уничтожение лесов и парков, а также нашествие чужаков в форме военнослужащих российской армии. Но отсутствие воды можно выдержать не более 4 суток...

Таким образом, «витрины» из Крыма не получилось. Получилась проблемная территория. Это и есть настоящие последствия «русской весны».

Денис Попович, специально для «Слово и дело».

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал