Выдающийся. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Не каждый украинский политик удостоится упоминания в мировых СМИ, а украинские политики регионального уровня не всегда интересны и в Украине за пределами своего региона. В Reuters, а вслед за ними и прочие посчитали нужным вчера откликнуться на смерть харьковского мэра Геннадия Кернеса, по их мнению, «выдающегося ветерана украинской политики». Выдающийся, как ни крути.

Геннадий Адольфович Кернес был жуликом. Выдающимся жуликом, в самом широком смысле этого слова, без банальной привязки к конкретным уголовным статьям. Он этого не только не скрывал – подчеркивал. С определенного момента наши жулики спешат называться олигархами и демонстрировать миру свое ущербное представление об аристократизме. Гена заставлял себя уважать и бояться таким, каким он был, безо всяких манерных ужимок, которые, видимо, считал недостойным для себя проявлением слабости. Опасный и полезно убедительный криминальный ореол он предпочитал пустому квазиэлитному флеру. Да, хам, жлоб и жулик, но это он вам нужен, а не вы ему. Нужен он был многим, причем задолго до того, как стал мэром.

Мысль Кернеса с юности билась над поиском путей добывания денег, пути были весело-скользкими, что добавляло азарта, но и геморроя. И не он первый пришел к выводу, что лучшие деньги, по идеальному соотношению количества и отсутствия последствий, водятся там, где власть. Власть – это деньги, деньги – это власть, власть плюс деньги – безнаказанность. Не автоматически, конечно, крутиться надо, но крутиться он умел и любил. Добиваться власти Гена стал с маниакальной методичностью, он ее по-настоящему захотел.

Умер мэр Харькова Кернес: будут ли досрочные выборы городского головыЗаконодательство предусматривает, что в случае досрочного прекращения полномочий городского головы парламент должен уложиться в срок, чтобы назначить новые выборы.

По интенсивности этого желания с ним никто не мог сравняться, у всех находятся рано или поздно какие-то «но». Кернес добивался своего, потому что любые «но» можно было отбросить или обойти. Ему можно. Он был безбашенный, при этом безбашенность сочетала волю, ярость и изощренно хитрый ум, прощупывавший возможности и пределы возможного. Близко к поверхности залегавшую ярость он иногда умышленно демонстрировал, как демонстрируют волки зубы, чтобы окружающие не забывали, с кем имеют дело. Или с кем дел лучше не иметь.

Для власти как источника бабла и ее удержания как гарантии безопасности требовалось признание, и переход от «Гепы» к Геннадию Адольфовичу требовал проделать здесь большую работу. Кернес много вкладывался, чтобы добиться признания, потому что это в полной мере были инвестиции в будущее. Признание вовсе не обязательно означало уважения или, упаси боже, любви. Иногда было достаточно признания его безоговорочного права на власть и собственной неспособности у него эту власть отобрать. Ненависть? На здоровье. Но любви-то, конечно, хотелось, кому ж не хочется.

Нынешний уход Геннадия Кернеса по медицинским причинам огорчителен. Мы так и не дождались рыцаря в сверкающих латах, без страха и упрека, который одним своим появлением вызвал бы панику у, казалось, несокрушимого мэра, обладающего превосходным чутьем на настоящую опасность, и вздох очарования у харьковской публики, подзабывшей, как выглядит добро. Кернес выиграл напоследок, даже находясь одной ногой на том свете или, скорей, в той темноте. Но сказать, что Харькову одному в этом отношении сильно не везет, так ведь нет. Всей стране не везет. Рыцари не достались никому. А Кернес – одному Харькову. Правда, уже в прошлом.

Леонид Швец, специально для «Слово и дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал
Загрузка...