Именем «Золотого мандарина»: в чем подозревают чиновников правительства Яценюка

Читати українською
Олег Новиковжурналист, Слово и Дело

22 января детективы НАБУ совместно с прокурорами САП сообщили о подозрении в завладении более 54 млн грн государственного бюджета шести лицам. Среди них оказалась бывший первый заместитель министра юстиции Наталья Бернацкая (ранее Севостьянова) и бывший правительственный уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека Борис Бабин. В чем же их подозревают и кто является организатором этой «схемы»?

«Схема» на 54 миллиона

Сама схема заключается в якобы безосновательной выплате компании «Золотой мандарин ойл» из госбюджета более 54 млн грн. По данным следствия, представитель этой фирмы в 2013 году по указанию своего контроллера, которым якобы был бывший народный депутат, подготовил и направил в ЕСПЧ заявление о взыскании из госбюджета Украины 54,18 млн грн. Эти деньги компания требовала из госбюджета из-за невыплаченной задолженности со стороны ПАО «Киевэнерго» за хранение мазута. Задолженность якобы с 2009 года органами исполнительной службы не взымалась с ПАО «Киевэнерго».

Однако, как выяснили детективы, несмотря на действующее судебное решение в пользу «Золотого мандарина ойл» (далее ЗМО), компания не обращалась в исполнительную службу для взыскания долга. Об этом факте частная компания в Европейский суд не сообщила. Так же, как и якобы скрыла от ЕСПЧ факт уступки права требования к ПАО «Киевэнерго» в пользу другой частной компании. Компания отступила права требования к другой компании за полгода до обращения в ЕСПЧ. Этой фирмой была «Иссахар-Зевулун Экспорт-Импорт», которая, по данным следствия, также была подконтрольна экс-нардепу.

Далее, как считает следствие, для сопровождения дела в ЕСПЧ бывший депутат договорился с экс-замминистра юстиции Бернацкой, при содействии которой правительственный уполномоченный по делам ЕСПЧ Бабин подготовил декларацию о дружественном урегулировании спора. На основании документа он обязался выплатить в пользу ЗМО 54,18 млн грн из госбюджета по спору, который возник между двумя частными лицами. В феврале 2016 года Министерство юстиции Украины перечислило указанную сумму средств фирме ЗМО. Далее эта сумма была перечислена от ЗМО компании «Иссахар-Зевулун Экспорт-Импорт». Последняя компания также перевела деньги ряду других компаний, некоторые из них были с признаками фиктивности.

Детали расследования и кто организатор

По данным журналиста «Слово и Дело», роль организатора схемы детективы НАБУ отводят бывшему нардепу Георгию Логвинскому. О подозрении ему не сообщалось, поскольку он может иметь дипломатический иммунитет. Факты вероятного участия экс-нардепа в «схеме» подтверждает ряд переписок по электронной почте между подозреваемыми в деле, которые они получали от адреса [email protected] Следствие считает, что эта электронная почта принадлежит именно Логвинскому.

В частности, по данным следствия, Бернацкая со своей почты посылала на адрес [email protected] ряд документов по делу фирмы ЗМО. Также, как утверждают в НАБУ, экс-замминистра коммуницировала не только с экс-нардепом, но и с его «доверенным лицом» – адвокатом Александрой Владимирской, которая тоже подозреваемая в этом деле. Также Бернацкая была помощницей Владимирской как адвоката. Саму Владимирскую назначил уполномоченным на представительство фирмы «Золотой мандарин» бывший директор предприятия Александр Успенский, после чего Владимирская выдала доверенность еще одному лицу, которое и обратилось в ЕСПЧ по поводу 54 млн грн. В этом деле Успенского также привлекли к ответственности по статье 205 Уголовного кодекса Украины (фиктивное предпринимательство). Судом он был освобожден от ответственности – истекли сроки. На допросе Успенский заявлял детективам НАБУ, что ни о какой доверенности для третьих лиц он не знал, как и об обращении в ЕСПЧ.

Кроме того, с почты gariklog поступало письмо еще одному подозреваемому по делу Феликсу Казакову. В нем подробно описывалась «схема» взыскания в пользу фирмы ЗМО более 54 млн грн из госбюджета, в том числе продажи компанией «Золотой мандарин» права требования на эти средства другой фирме– «Иссахар-Зевулун Экспорт-Импорт».

«Мое видение схемы работы прилагается. Поэтапная схема реализации проекта следующая: 1. «Иссахар-Зевулун» берет кредит у финансовой компании на сумму 55 млн грн. Комиссия за оформление кредита: 2%. 2. На сумму 55 млн грн осуществляется закупка инвестиционных сертификатов. 3. «Иссахар-Зевулун» передает через 3 дня по договору инвестиционные сертификаты компании «Золотой мандарин» по цене 55,15 млн грн, что является ценой котировки на день продажи. 4. «Золотой мандарин» переводит долг «Киевэнерго» на «Иссахар-Зевулун» на сумму 55 млн грн, а также все права требования повышения расходов: ущерба, компенсации за невыполнение решения и договоров хранения и поставки продукции. 5. Стороны между собой зачитывают встречные требования. 6. Котировки инвестиционных сертификатов на бирже на последнее число месяца стремительно повышаются, что образует экономическую нецелесообразность покупки для «Золотого мандарина». Поэтому они и продают. 7. Сумма – 150 тысяч – остается непогашенным долгом «Золотого мандарина» перед «Иссахар-Зевулун». Одновременно с этой разницы будут оплачены налоги и прибыль. По поводу скорости оформления сделок, продолжаются соответствующие процедуры, скорость которых должна быть обеспечена двумя сторонами. Все задачи, поставленные в рамках работы, выполняемые в умные и реалистичные сроки. С учетом того, что времени, как ты указывал, мало, прошу в оперативном режиме подтвердить схему с порядком реализации, а также проверь все текущие риски. Пока неизвестно, сколько времени займет открытие счетов и их регистрация в органах, поэтому надо найти, по возможности, чтобы сроки были установлены до конца реализации проекта. Гарик», – зачитал в суде прокурор САП Сергей Козачина письмо от адресата g[email protected] к подозреваемому Козакову, что последний подтвердил.

По словам прокурора, эта схема позже была реализована. В НАБУ допускали, что «Иссахар-Зевулун Экспорт-Импорт» перечислила часть средств компании «Союзторгинвест», руководителем и основателем которой является брат Логвинского Игорь. У него детективы НАБУ проводили обыски. Однако эта версия не подтвердилась. Сам экс-нардеп считает, что детективы подделали данные в ходатайстве для обыска у его брата и потому пожаловался генеральному прокурору. Генпрокурор тогда возбудил уголовное производство, расследованием которого занялась Служба безопасности Украины. По нашим данным, это дело СБУ закрыла.

Еще один подозреваемый по делу, бывший правительственный уполномоченный по делам ЕСПЧ Бабин утверждал на допросе, что Логвинский и Бернацкая на него якобы давили. Он сейчас сотрудничает со следствием. Еще двое подозреваемых – бывший директор «Золотого мандарина» Успенский и экс-руководитель «Иссахар-Зевулун Экспорт-Импорт» Руслан Судар – тоже помогают детективам. Они предоставили обличительные показания, в том числе упоминая Логвинского.

«Контроль и влияние в Минюсте»

По данным следствия, именно Бернацкая осуществляла давление на Бабина, чтобы тот составил декларацию о дружественном урегулировании спора с «Золотым мандарином».

Сам Бабин подписал эту декларацию вопреки ряду действующих в то время положений нормативных документов, которыми определялся порядок мирного урегулирования споров по делам, рассмотренным ЕСПЧ. Также на тот момент был принят ряд других решений ЕСПЧ, которые были окончательными, а Украине необходимо выплатить по ним средства. В частности, Украина должна выплатить ЧАО «НПО «Агрокомплекс» 27 млн ​​евро, East/West AllianceLimited – 5 млн евро справедливой сатисфакции и Industrialexport S.A. – 51,8 млн долларов. Бабин также не учел ранее направленное в адрес ЕСПЧ сообщение о зачислении однородных встречных требований между ООО «Золотой Мандарин Ойл» и ПАО «Киевэнерго», которыми было уменьшено суммы выплаты до 38,18 млн грн и обязался выплатить всю сумму свыше 54 млн грн.

Как утверждают в НАБУ, Бернацкая влияла и на руководителя секретариата Бабина Ольгу Давыдчук, чтобы та уничтожила доказательства по делу. После этого детективы НАБУ проводили неотложный обыск в здании Минюста и по месту жительства Давыдчук. В «обязанности» Бернацкой якобы входило и влиять на очередность выплат по решению ЕСПЧ так, чтобы компании «Золотой Мандарин» деньги уплатили в первую очередь. На рабочих совещаниях подозреваемая якобы постоянно подчеркивала необходимость в первую очередь выплатить «Золотому мандарину» деньги. К тому же, по мнению НАБУ, Бернацкая не имела полномочий подписывать платежное поручение на выплату денег «Золотом мандарина». Вместо нее это должна была делать другой заместитель – Оксана Иванченко. Именно к ее полномочиям входило подписание финансово-хозяйственных документов. Первое платежное поручение на выплату денег ЗМО в феврале 2016 года действительно подписала Иванченко, но частная компания имела счета в банке Премиум, который находился в стадии ликвидации и поэтому деньги вернулись обратно. Но через несколько дней уже Бернацкая подписала доверенность и деньги перечислили двумя транзакциями, хотя по учету рабочего времени Иванченко в тот день работала. На допросе Иванченко сообщила, что не знает, почему Бернацкая подписала этот документ.

Прокурор САП Козачина на суде утверждал, что «Золотой мандарин» перед отправкой жалобы в ЕСПЧ должен был обратиться в исполнительную службу для того, чтобы выполнить решение о взыскании средств с ПАО «Киевэнерго». Однако ни одного исполнительного производства по заявлению ЗМО нет, а потому, как утверждает прокурор, и оснований для обращения в ЕСПЧ на неисполнение судебного решения не было. Прокурор добавил, что это должны были якобы установить Бернацкая и секретариат правительственного уполномоченного по делам ЕСПЧ.

Позиция защиты

Адвокаты Бернацкой утверждали, что подозрение их клиенту не обосновано и подписано неуполномоченным лицом – заместителем генпрокурора Виктором Чумаком. По их словам, подозрение должен был подписывать руководитель САП, поскольку именно антикоррупционная прокуратура осуществляет надзор за детективами НАБУ.

По этой причине адвокаты просили вернуть или отказать детективу в ходатайстве об избрании меры пресечения Бернацкой. Однако судья им отказала, ссылаясь на то, что руководитель САП Назар Холодницкий подал заявление о конфликте интересов в этом деле, а потому генпрокурор исключил его из группы прокуроров. Вместо него генпрокурор назначил другого своего заместителя – Чумака. Поскольку Бернацкая до сих пор имеет статус адвоката, то ее подозрение должен был составлять и вручать генпрокурор или его заместитель, что и было сделано Чумаком.

Отдельно защита подозреваемого прошлась по доказательствам в деле. Они отмечали, что большинство из доказательств не касается Бернацкой, хотя, по словам прокурора, эти доказательства являются подтверждением существования «схемы» и связанности подозреваемых. Защита отмечала, что дружественное урегулирование спора якобы сэкономило госбюджету деньги, а именно: заплатили 54 млн грн вместо 156 млн грн. По словам прокурора, эту большую сумму пришлось бы платить, если бы «Золотой мандарин» выиграл суд, но неизвестно, чем это закончилось.

Адвокаты возразили на утверждение прокурора о том, что Бернацкая не имела полномочий подписывать платежное поручение о выплате денег «Золотом мандарина». Они указали на существование приказа Минюста, устанавливающие полномочия Бернацкой, которая на тот момент была первым заместителем министра.

Также защитники добавили, что их клиентка не имела полномочий давить на экс-правительственного уполномоченного по делам ЕСПЧ Бабина и руководителя его секретариата Давыдчук. Адвокаты обратили внимание, что Бабин «три года молчал», а теперь «заговорил» о давлении на него со стороны Бернацкой и Логвинского. Сам бывший правительственный уполномоченный по делам ЕСПЧ на просьбу о комментарии журналисту «Слово и Дело» не ответил.

Экс-нардеп Логвинский также не отреагировал на вопрос журналиста «Слово и Дело», хотя выражал готовность встречаться и демонстрировать документы, которые, по его словам, доказывают его непричастность к делу.

Сейчас Логвинский ограничился комментарием некоторых заявлений НАБУ и САП на своей странице в Facebook. По его словам, никакой «преступной схемы» нет, а ЕСПЧ сам придумал эту «преступную схему» – выплаты за невыполнение судебного решения. Он добавил, что в такой ситуации, где должником является компания с 25% собственности за государством, действует мораторий и поэтому «нет смысла инициировать исполнительное производство». Политик добавил, что подписание Бабиным декларации о дружественном урегулировании спора с «Золотым мандарином» якобы сэкономило госбюджету 5 млн долларов.

Чем завершится это дело? Пока неизвестно, но суд уже признал обоснованными подозрения фигурантам дела. Поэтому остается только следить за ходом событий, поскольку окончательная точка в количестве подозреваемых еще не поставлена.

Олег Новиков, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться: