Зеленократия после новоселья. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Еще в конце сентября заместитель главы Верховной рады Руслан Стефанчук пообещал, что скоро «турборежим» принятия законов закончится и парламент перейдет к работе в рутинном темпе. Просто нужно выбрать имеющиеся заделы законопроектов и осуществить перезагрузку власти и экономики. Задача благородная, чего бы и не поторопиться, даже с известными издержками.

Несмотря на десятки новых законов, говорить о качественной перезагрузке пока не приходится, да и рано даже в самом лучшем случае: когда еще шестеренки схватятся и завертятся. Это при условии, что законы действительно по делу. А вот рутина уже подступает. Отдельная тема, какие вызовы это создает для депутатского корпуса, у которого появляется время отдышаться, оглядеться и начать рефлексировать, со всеми вытекающими рисками. Искушения и озарения, подстерегающие народных избранников, влекут разнообразные последствия. Не менее важно, как в общественном восприятии будет выглядеть переход к обыденности после полутора месяцев непрерывного фейерверка.

Последнее предупреждение власти: чем опасны протестные настроения в обществеСогласие на формулу Штайнмайера украинцы встретили акциями протеста Нет капитуляции. В разных городах Украины люди до сих пор продолжают выходить на протесты.

«Слуги» шли удивлять, поражать, в самом легком варианте – приковывать внимание, поддерживая интерес к своим инициативам. Им быстрее простят сумасбродство, чем превращение в «таких, как все». В наших специфических условиях и с нашими убийственными традициями «как все» и «как всегда» равносильно публичному признанию в политической импотенции и казнокрадстве. Не стоило и огород городить, чтобы расписаться в собственной неотличимости от предшественников. Другие, так другие. Тем более на этапе слома старого требуются лошадиные дозы нового качества – и для результата, и для пущей внешней убедительности. Пришедшие следом уже смогут не сильно напирать по проторенному, а нынче только буря и натиск.

Политика напора требует долгого дыхания. Любые паузы и сбои трактуются, как слабость, и увеличивают сопротивление, а кого-кого, но сопротивляющихся у нас с избытком. Им есть, что терять, и они не намерены делать это добровольно. Тем более, кому сдаваться? Этим, что ли?

Новая власть пока мало кого из матерых игроков убедила в том, что она а) – действительно новая и б) – в той части, в которой новая, заставляет с собой считаться. Ожидания, что Зеленский скоро сломает ноги и голову в наших политических и экономических буераках цветут буйным цветом в околополитической тусовке, где оптимизм никогда не был в моде. Впрочем, для кого-то именно в этом и заключается оптимизм: в надежде, что придурь о великих переменах в исполнении случайных людей, захватившая массового избирателя, скоро выветрится. Любые знаки слабины ловятся на «ура», как свидетельства скорого общего краха зеленократии.

То, что Владимир Зеленский в первую очередь человек эмоции и интуиции, совсем не отменяет необходимости плана на длинную игру и зримые доказательства того, что такой план есть, – один из важных элементов, на которых строится общественная поддержка. В этом смысле совсем не полезны разговоры о том, что президент не держится за власть и всегда готов уйти, если что-то пойдет не так. Во-первых, что значит не так? Тебя избрали, чтобы было так. А во-вторых, чтобы как следует управляться с властью, ее нужно держать настолько крепко, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что она досталась случайно и так же случайно может быть потеряна.

«Турборежим» первых месяцев заканчивается, но заканчивается и период, когда можно было делать скидку на издержки новоселья на Банковой и Грушевского. Дальше — спрос по самому большому счету. И число желающих спросить будет только расти.

Леонид Швец, специально для «Слово и Дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.