Теория распада: как Украина распродавала за рубеж свою боевую технику

Читати українською
В падении боеспособности украинской армии нельзя обвинять только Владимира Заману – этот процесс длился долгие годы.
Владимир Замана

Во вторник, 26 февраля, Печерский районный суд постановил взять под стражу бывшего начальника Генштаба ВСУ Владимира Заману, который занимал эту должность с 2012 по 2014 годы. Генерал-полковнику предъявили подозрение в совершении госизмены. Якобы его действия привели к уменьшению боеспособности украинской армии. Впрочем, если следствие действительно хочет выяснить истинные причины снижения боеспособности ВСУ, то круг подозреваемых должен быть существенно расширен.

Жертвы программы

Экс-начальник Генштаба ВСУ генерал-полковник Владимир Замана был взят под стражу сроком на один месяц. Это решение Печерский суд Киева принял в ночь на 26 февраля. Замана являлся начальником Генштаба с февраля 2012 по февраль 2014 года. 19 февраля 2014 года в знак протеста против втягивания военных в противостояние на Майдане на стороне силовиков Владимир Замана подал в отставку. Однако уже 22 февраля 2014 года, после победы Майдана, его назначили на должность уполномоченного Верховной рады по контролю над деятельностью Минобороны. На этой должности он пробыл до июня 2014 года, застав и аннексию Крыма, и начало войны на Донбассе.

В понедельник, 25 февраля, главный военный прокурор Анатолий Матиос сообщил, что Замане выдвинуто подозрение в государственной измене, которая была совершена в сговоре с экс-президентом Виктором Януковичем. По версии военной прокуратуры, действия господина Заманы привели к уменьшению боеспособности украинской армии. В частности, будучи начальником Генштаба, подозреваемый уменьшил штат действующих военнослужащих почти на 5 тысяч, курировал расформирование 19 авиационных частей, а также допустил снижение боеспособности украинских частей Воздушных сил в Крыму, подчинив их командованию ВМС.

На судебном заседании по вопросу избрания меры пресечения Владимир Замана отметил, что все директивы, связанные с сокращением личного состава частей и подразделений подписывались им во исполнение требований профильной Госпрограммы. Замечание генерал-полковника вполне обосновано, потому что на тот момент в Украине действовала, утвержденная президентом Виктором Януковичем, Государственная программа реформирования и развития ВСУ с 2012 по 2017 год.

В рамках этой программы предполагалось сокращение численности ВСУ почти в два раза. Из 144 тысяч военнослужащих в 2012 году, в 2017 должно было остаться только 70. Взамен этого предполагалось насытить армию современным вооружением, существенно увеличить количество боевых частей, а также отказаться от срочной службы, полностью положившись на услуги мотивированных контрактников.

Процесс формирования этой программы был публичным. Основные ее тезисы были представлены 23 мая 2012 года на специальных парламентских слушаниях, которые проходили с участием председателя ВР Владимира Литвина и секретаря СНБО Андрея Клюева. На слушаниях особо отмечалось, что в ближайшие 5-7 лет вооруженная агрессия против нашего государства, в форме локальной или региональной войны «является маловероятной». А значит, для реформирования ВСУ именно по предложенным принципам еще вполне достаточно времени.

Жизнь быстро показала ошибочность этих прогнозов. Но вряд ли ответственность за эти ошибки стоит возлагать только на одного из генералов, который не принимал соответствующих решений на государственном уровне.

Ведь постепенный подрыв боеспособности армии происходил не только в те годы, когда президентом был Виктор Янукович. Сейчас в парламенте сформирована временная следственная комиссия, которая расследует хищения в ВСУ в 2004-2017 годах. Участники комиссии пришли к выводу, что уже с 2004 по 2010 годы, когда министрами обороны работали Анатолий Гриценко, Юрий Ехануров и Валерий Иващенко, «происходила масштабная распродажа техники и вооружения оборонного характера».

Теоретически, средства от продажи этой техники, а также другого военного имущества – земли, военных городков, должны были поступать в специальный фонд Минобороны и являться одним из источников финансирования Вооруженных сил. Но специальный фонд никогда толком не наполнялся.

Например, согласно различным изданиям «Белой книги» наполнение спецфонда в 2006 году составляло 40,1%, в 2007-м – 32,6%, а в 2008-м – 62,2%. Естественно, это мешало нормальному развитию украинской армии. Между тем, и в середине «нулевых» действовала утвержденная президентом Виктором Ющенко госпрограмма развития ВСУ на 2006-2011 годы. Она также предусматривала сокращения численности армии. Эта программа была профинансирована всего на 75% и по этой причине свернута в 2009 году.

Украина – житница Африки

А вот оружие расходилось действительно огромными темпами. Их можно оценить по официальным данным Госслужбы экспортного контроля. Эта организация отслеживает международные передачи товаров военного и двойного назначения. Открытая статистика Госслужбы относительно объемов международной передачи вооружений доступна с 2007 по 2017 годы.

Согласно этой статистике, в 2007-2013 годах Украина направила за рубеж в общей сложности 676 танков, 957 боевых-бронированных машин, 288 единиц минометов, ствольной и реактивной артиллерии калибра свыше 100 мм, 162 самолета, 31 боевой вертолет (преимущественно штурмовые машины Ми-24), один боевой корабль (судно на воздушной подушке, которое купил Китай в 2013 году), а также 747 ракет и пусковых установок. В этот перечень не вошли десятки тысяч единиц стрелкового оружия.

Много это или мало? В «Белой книге-2013» отражена численность ВСУ в последний предвоенный год. На вооружении украинской армии тогда находилось более 700 танков, более 2000 боевых бронированных машин, 190 транспортных и боевых самолетов, 80 вертолетов, более 400 единиц ствольной и реактивной артиллерии и 22 боевых корабля и катера. Это значит, что тем количеством техники, которое ушло за границу только в 2007-2013 годах, можно было вооружить еще один штатный состав украинской армии. А ведь оружие продавалось за границу и до 2007 года, и после 2013-го.

Впрочем, в 2014-2017 годах количество продаваемой техники постепенно сокращалось – очевидно, выполнялись еще предвоенные контракты. И, наконец, в 2017 году в отчете Госслужбы экспортного контроля значились только 16 танков «Оплот», проданных в Таиланд по старому контракту, заключенному еще в 2011 году.

Доставшимся в наследство от СССР оружием Украина активно снабжала Азербайджан, Грузию, Кению, Конго, Нигерию, Судан, Эфиопию и другие страны ближнего и дальнего зарубежья. В Ирак и Таиланд, как правило, уходила новая бронетехника, изготовленная уже в независимой Украине. Это БТР-3 и БТР-4, а также танки «Оплот». Единичные образцы нашей техники покупали США. И, наконец, довольно крупным покупателем являлась Россия. Так, в 2007 году РФ приобрела у нас 100 единиц авиационных ракет Х-59.

Как видим, долгую историю снижения боеспособности украинской армии нельзя ограничивать только 2012-2014 годами, когда Генштаб возглавлял Владимир Замана. Распродажи и хищения происходили под прикрытием государственных программ реформирования и развития Вооруженных сил, которые обсуждались и принимались на самом высоком уровне. А значит, круг людей, которым нужно задавать вопросы для установления истины в этом деле, должен быть существенно расширен.

Игорь Ветров, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...