Увольнение Полторака с военной службы: что сделано для армии

Читати українською
Евгений Дикийэксперт Международного института демократий

За четыре года войны наша армия стала гораздо лучше по сравнению с 2014 годом. Это даже не обсуждается, в 2014 году у нас просто не было армии.

Такое мнение в комментарии «Слову и Делу» высказал эксперт Международного института демократий Евгений Дикий, оценивая представление рапорта министра обороны Степана Полторака об увольнении с военной службы.

«Четыре года назад армии у нас в принципе не было. Сейчас она не очень хорошая, но она есть. Имея такой масштаб сравнения – просто отсутствие армии до этого – легко хвастаться и говорить, как много сделано. Однако реальная ситуация несколько иная. Наша армия растет снизу, из окопов. На сегодня ее самое большое достояние– это сотня тысяч обстрелянных людей, которые прошли эту войну, выдержали все эти условия и имеют опыт», – отметил Дикий.

По его словам, часть из них сырыми попали на фронт, а дальше, уже после того, они попали на полигонах к инструкторам НАТО, потому внизу, на уровне взводов, рот, батальонов все не так плохо.

Четыре года на посту министра обороны: как выполняет обещания ПолторакПолторак обещал построить в «Широком Лане» военный городок и Зал памяти погибших военнослужащих в Киеве.

«Просто потому, что жизнь научила, война научила, поэтому армия снизу воспитывается. Но это происходит не благодаря Полтораку и генералитету, а вопреки их усердному бездействию», – добавил он.

Все, что идет дальше, выше бригады, от Минобороны, Генштаба – все глубокий «совок», уточнил эксперт.

«Там советчина, с советскими генералами, для некоторых из них даже на пятом году войны не дошло, что идет война. Поэтому у нас вот такое состояние управления армией, состояние связи, а это именно то, из-за чего мы проиграли в 2014 году, потому что наш рядовой солдат уже тогда был ничем не хуже рядового российского солдата. Просто с той стороны заходила регулярная армия с управлением и связью, а с нашей стороны были полупартизанские отряды с хаосом наверху. Это за четыре года не изменилось», – пояснил Дикий.

Что касается обеспечения современным оружием и техникой, то на парадах нам показывают современные образцы, но они не идут в серию и не попадают в войска, подчеркнул он.

«Это уже вопрос к Полтораку, почему на пятом году войны именно так», – отметил эксперт.

Еще один показатель – ситуация на складах. Пожар в Ичне показал уровень безопасности, обеспечения именно того, которое зависит от Минобороны, акцентировал он.

По его мнению, то, что в качестве оправдания привели аргумент о российской диверсионной группе, выглядит нелепо.

«Разве наши генералы на пятом году войны не знают, что во время войны могут быть диверсии? Это такая неожиданность, когда пятый раз взрываются склады? Первый раз можно еще простить – ну, не ожидали такой подлости от врага, хорошо, хотя все равно должны быть готовы с самого начала. Однако когда это пятый раз, уже нет аргументов», – уточнил специалист.

Лучше всего изменилось обеспечения армии не в том, чем нужно воевать, а быт бойцов – форма, еда, добавил он.

«Да, здесь есть изменения, но этим занимался волонтерский десант во главе с Гусевым. Как только материально-бытовое обеспечение было доведено до минимальных стандартов, Минобороны сразу же уволило их, опасаясь, что эти реформы могут пойти на другие уровни в сфере обеспечения оружием и техникой», – резюмировал Евгений Дикий.

Какие темы волнуют Степана Полторака на посту главы Минобороны – по ссылке.

Больше о деятельности Полторака за 4 года – на инфографике.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...