ГБР: как выбирают кадры и все ли готово к запуску

Читати українською
Евгений КрапивинЭксперт группы "Полиция под контролем"

Намерение руководства ГБР начать работу с сентября, как было заявлено ранее, скорее всего, реализуют. Однако сейчас назначены лишь 40 человек, которые уже приняли присягу госслужащего. Преимущественно это административные должности.

Об этом в комментарии «Слову и Делу» рассказал специалист Ассоциации УМДПЛ Евгений Крапивин, оценивая запуск Государственного бюро расследований с осени.

«Не решен прежде всего кадровый вопрос. Есть 180 должностей в центральном аппарате, на которые внутренняя комиссия уже выбрала и назначила 40 кандидатов, а по другим шла спецпроверка. Возможно, вскоре объявят, что проверки уже закончились, но есть еще 455 должностей в территориальных управлениях, так как должно быть семь территориальных органов, по три области на одно управление. Их выбирает внутренняя комиссия №2. Собеседования не начались», – отметил Крапивин.

Он уточнил, что нужно провести собеседования, проголосовать, отправить на проверку. По оценкам, это будет не раньше ноября.

Эксперт добавил, что остается еще 27 должностей, которые избирает внешняя комиссия. Кандидаты избраны, но Роман Труба с ними не согласен, а эти 27 должностей – руководители управлений, то есть без них работа будет неполноценна. При том, что их должно быть не 27, а 150.

С 1 сентября ГБР заработает без руководства, территориальных органов. Разве что центральный аппарат будет сформирован из 180 человек, из которых какая-то часть – следователи.

«В таком составе теоретически можно начать расследовать производства. Наименьший срок расследования – 2 месяца, затем продлевается на 6, то есть это не проблема. Однако орган будет работать в гибридном режиме, это факт. При том, что это лишь кадровые вопросы», –подчеркнул Крапивин.

Не решены вопросы полномочий. В ВР на втором чтении висит законопроект №5395Д, который пытались проголосовать еще в июне, но Рада ушла на каникулы, напомнил эксперт.

«Во-первых, оперативников нет, во-вторых, даже если бы они были, нет полномочий для осуществления оперативно-розыскной деятельности», – пояснил он.

В принципе, следователь может пользоваться не инструментами оперативно-розыскной деятельности, а исключительно инструментами негласных следственных действий. По тяжелым и особо тяжким преступлениям через решение суда проводятся классические прослушивания, наблюдение за лицом. Однако относительно преступлений средней тяжести будут трудности, отметил специалист.

По его словам, запустить работу можно, производства регистрировать – тоже, но остаются вопросы доукомплектования кадрами и законодательного урегулирования по части полномочий.

Также есть вопрос по распределению полномочий, системе оценки и взаимодействию с прокуратурой, добавил он.

Роман ТрубаГлава Государственного бюро расследований
Труба уверяет, что 1 сентября 2018 года заработает Государственное бюро расследованийСказано 17 мая 2018 г.Статус обещания: Не выполнено

«В ГПУ создали департамент процессуального руководства по ГБР, но его укомплектовали полностью кадрами самой прокуратуры по переводу. То есть без конкурса. Это может быть реальной угрозой для ГБР, потому что могут, к примеру, в ручном режиме попытаться блокировать производства», – уточнил эксперт.

Он обратил внимание, что для НАБУ и САП все было выписано абсолютно отдельной статьей закона, были абсолютно отдельные правила по всему чему только можно, были конкурсы, все выписано прямо в законе о прокуратуре.

«Почему-то для ГБР особенностей нет. Как будут решать потенциальный конфликт, который может возникнуть с прокуратурой, в дальнейшем поймем», – резюмировал Евгений Крапивин.

По данным «Слова и Дела», 20 декабря 2017 года глава Государственного бюро расследований Роман Труба заявил, что в сентябре 2018 года будут открыты первые уголовные производства.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...