Кто тут рыпается? Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Вопрос о том, когда у народа закончится терпение, прекрасен сочетанием абстрактности, жестокого детского любопытства и вполне взрослой угрозы. То, что терпение должно закончиться, сомнению обычно не подвергается. Между тем речь идет о терпении совершенно конкретных людей, и мы их обычно знаем. Тех, кому больше всех надо, можно пересчитать по пальцам или, по крайней мере, занести в список, и он окажется убийственно коротким. Это о них вопрос: когда они станут из потенциальной угрозы угрозой актуальной?

Отсюда, собственно, и идея «расстрельного списка», родившаяся в чьем-то больном мозгу и на короткое время развлекшая публику после спецоперации с инсценировкой убийства Аркадия Бабченко. Нейтрализация некоторого набора целей гарантирует замечательный результат. Остальные – не очень почтенная в своей беззубости публика, которая должна этот результат засвидетельствовать и не рыпаться. Ведь все проблемы, по логике любых спецслужб и охранки, от тех, кто рыпается. И, в общем, они правы. Сокрушительней по политическим, а затем и историческим последствиям только деятельность некомпетентной и потерявшей берега власти.

В Бердянске убит ветеран АТОВо вторник, 31 июля, в Бердянске неизвестный двумя выстрелами убил ветерана АТО Виталия Олешко.

Является ли нынешний всплеск насилия по отношению к активистам проявлением единого злоумышленного плана по дестабилизации, как посчитал генеральный прокурор, остается гипотезой, но и случайной череду покушений не назовешь. Гражданские активисты досадны и враждебны власти, не только не терявшей общий язык со вчерашними регионалами, местным криминалитетом и путинообожателями и их полицейско-прокурорской обслугой, но нередко и представленной этими самыми регионалами, криминалитетом и тайными или явными воздыхателями по кремлевским звездам. А по остроте эмоционального неприятия тех, кто «раскачивает лодку», патриотические руководители и их сверхпатриотическое окружение порой превосходят мастеров гневно порассуждать о «майдаунах». Активисты оказываются под двойным ударом, и только вопрос времени и случая, когда удар будет нанесен наяву. Для некоторых это время уже пришло.

Сейчас даже неудобно вспоминать, как в 2014 году с опаской ожидали всплеска насилия иного рода. Казалось, народная люстрация может выйти из границ, и пострадают не только брошенные поместья Пшонки, а в окно выпадет не только Чечетов. Зря опасались. За всех ответили Бузина и Калашников, и то до сих пор непонятно, кто стоял за их смертью. Несколько чиновников побывали в мусорных баках, на том все и закончилось. Оставшиеся отделались легким испугом, уехавшие пожалели о своей торопливости. Зато месть за тот испуг приобретает все более отчетливые очертания. Чьими руками она осуществляется – дело десятое. Очевидно одно: не доведенное до конца, да что там! – толком даже не начатое очищение власти сейчас больно бьет по гражданскому обществу, чего-то о себе возомнившему. Для этого не нужен какой-то общий заказчик и организатор, хотя в каждом конкретном случае они есть, это заказ никуда не девшейся системы, убирающей помехи.

Если изнурительное ленивое лето вышло на такие вершины ожесточения и такое количество жертв, от предвыборных осени и зимы следует ждать еще более серьезных испытаний. В придачу к всеобщему электоральному помешательству, участие России в наших внутренних делах будет дано всем в непосредственных ощущениях, там не упустят возможности подчеркнуть и, по возможности, усилить институциональное бессилие Украины. А под ударом окажутся в первую очередь не те, кто замечательно в ней обустроился, а те, кто еще не утратил веры в то, что Украина может быть иной. Не достаточно длинный список, чтобы исчезла тревога за будущее.

Леонид Швец, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...