Эксперт указал на слишком вольные трактовки законопроекта о реинтеграции

Читати українською
Реинтеграция Донбаса – размытые формулировки в тексте проекта закона дают возможность в дальнейшем писать удобные подзаконные акты.

Верховная Рада планирует во вторник, 16 января, рассмотреть во втором чтении проект закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях».

Как пишет «Слово и Дело», документ был принят в первом чтении 6 октября 2017 года.

В проекте закона закладываются слишком обширные терминологические конструкции, позволяющие в дальнейшем трактовать его как угодно, а что касается норм закона об использовании ВСУ, то вопросов больше, чем ответов, прокомментировал «Слову и Делу» текст законопроекта эксперт Центра политико-правовых реформ Богдан Бондаренко.

«В целом проект закона получился декларативным. Он таким, по сути, и должен быть исходя из его названия («Об особенностях государственной политики…»). Другой вопрос, почему закон, который призван установить особенности государственной политики, по сути, основные ее принципы, в информационном пространстве имеет название «О реинтеграции». Но я вижу проблему в слишком широкой по смыслу терминологии, на основе которой в дальнейшем можно будет писать какие угодно подзаконные акты. Например, не прописано, что конкретно имеется ввиду под формулировкой «отпор вооруженной агрессии». Есть и проблемные моменты. Так, в пункте 1 переходных положений сказано, что Верховная Рада этим законом дает согласие президенту на использование Вооруженных сил Украины. Процедура использования ВСУ конкретно прописана в статье 85 Конституции и регламенте Верховной Рады, суть ее в том, что парламент должен дать согласие на использование ВСУ на основе решения президента. Лично я не видел такого решения», – отметил эксперт.

По его словам, президент должен подать в парламент соответствующее представление согласно регламенту с конкретными реквизитами такого решения.

«Я понимаю, что закон принимается постфактум через три года после того, как он должен был бы появиться. Но все равно это проблема, потому что мы не можем сказать, какое конкретно решение президента про использование ВСУ согласовывает Верховная Рада. Нет конкретики и элемента правовой определенности», – подчеркнул Бондаренко.

Далее, по мнению эксперта, в законопроекте не совсем четко прописано, на каких основания дается согласие на использование ВСУ.

Голосование по Донбассу: чьи голоса стали решающимиПоказываем, как парламент голосовал за судьбоносные для Донбасса законы – о реинтеграции оккупированных территорий и продолжении особого статуса.

«Например, в законе «О правовом режиме военного положения» есть четкие формулировки для введения военного положення, например, при отпоре вооруженной агрессии. Таким образом, в новом законе мы констатируем факт отпора, но режим военного положения, как того требует закон, не вводим. Также остается открытым вопрос о действии ВСУ в мирное время. Такой вариант предусмотрен законом Украины «О ВСУ», но вопрос в том, подпадает ли война на востоке под условия использования ВСУ в мирное время», – подчеркнул эксперт.

Напомним, первый вице-спикер ВРУ Ирина Геращенко заявила, что законопроект о деоккупации оккупированных территорий предусматривает возвращение в состав Украины не только Донбасса, но и Крыма. Кроме того, она рассказала о правках к документу.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...