Миссия невыполнима, или Конец второго пришествия варягов

Валентин Гладкихполитический эксперт

Когорта иностранных специалистов – «варягов», призванных в Украину помогать проводить стремительные реформы, потеряла еще одного бойца. Поляк Войцех Бальчун, возглавлявший «Укрзализныцю», подал в отставку. Таким образом по состоянию на сегодняшний день абсолютное большинство «варягов» кто со скандалом, кто по-тихому, но уже отчалили либо к родным берегам, либо пить кофе в Париж, либо учить жизни следующих аборигенов.

С уверенностью можно говорить о завершении второго со времен Киевской Руси пришествия варягов и, выражаясь словами культового Леся Подеревянского, «печальный подводить итог».

Впрочем, итог этот касается не столько результатов деятельности иностранных специалистов в Украине, сколько особенностей политико-экономического и политико-правового климата в нашей стране, предопределившего ничтожные результаты усилий заезжих реформаторов.

Уже в 2014 году, когда только начинались разговоры о необходимости приглашения в Украину «варягов», которые должны были бы помочь нам в проведении реформ, для большинства адекватных экспертов было совершенно очевидным, что ключевым вопросом является объем предоставляемых «варягам» полномочий, инструментов и ресурсов.

Естественно, что получить полномочия, инструменты и соответствующий объем ресурсов, необходимые для проведения реальных, а не декоративных псевдопреобразований в государстве и обществе, «варяги» могли лишь в случае консенсуса местной элиты. А в условиях Украины это было практически невозможно, поскольку «вожди аборигенов» кровно заинтересованы в сохранении существующего социального порядка, который обеспечивает им господствующее положение.

По сути, приглашенным варягам местной элитой предлагалось воплотить в жизнь принцип Великого Княжества Литовского: «Старого не разрушаем, нового не вводим». Справедливости ради стоит все-таки отметить, что в нынешней Украине (применить слово «современной» по отношению к теперешней Украине язык не поворачивается) принцип литовских князей все же несколько видоизменился: «Можно изменять все, что не касается интересов местного господствующего класса, и ни в коем случае не трогать то, что позволяет этому классу обогащаться и господствовать».

Бальчун подал в отставку не отчитавшисьНе дождавшись анонсированного отчета правления «Укрзализныци», глава УЗ Войцех Бальчун подал в отставку.

В итоге заезжие реформаторы в свободное от телеэфиров и интервью время одиноко блукали по коридорам вверенных им ведомства, созерцая кабинеты, на дверях которых большими красными буквами написано: «Не влезай! Убьет!». Именно за этими дверями и решались все вопросы, создавались схемы, сколачивались состояния. И именно за эти двери «реформаторам» вход был категорически воспрещен.

Естественно, человек, приехавший в Украину получить весомый гонорар, а не пулю в голову, открывать эти двери не станет. В конце концов, реформы были нужны не приезжему реформатору, который в любом случае получал шикарное вознаграждение…

Не нужно обманывать себя самим, и тем более не стоит позволять другим вводить себя в заблуждение: все разговоры о назначении «иностранных» специалистов – элемент все той же схемы: как создать иллюзию реформ, ничего принципиально не меняя.

При существующих раскладах «варяги» были обречены на провал. Собственно, как и отечественные специалисты, коих при всем уважении в Украине точно не меньше, чем в Грузии, Польше или Прибалтике.

Одним словом, проблема не в том, кто будет делать реформы: украинцы, грузины или костариканцы, потому как нет никаких секретных методик и универсальных рецептов. Вопрос в ином: есть ли у нынешней власти политическая воля проводить реальные реформы.

К примеру, когда в Московском царстве появилась политическая воля проводить радикальные реформы, два разных государя по-разному решили эту задачу. Иван Грозный опирался на местные кадры – опричников, а Петр Первый – на иностранцев. Причем оба достаточно успешно справились с поставленными задачами.

Правда, и в первом, и во втором случаях пришлось сломить ожесточенное сопротивление боярства.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...