Почему АТО? Валентин Гладких о том, как следует называть конфликт на Донбассе

Валентин Гладкихполитический эксперт

С тех пор, как три года назад началась антитеррористическая операция, в украинском обществе продолжаются дискуссии относительно того, насколько аббревиатура «АТО» соответствует тому, что она обозначает, и тому, что происходит в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Как ни парадоксально, но термин «антитеррористическая операция», будучи бестолковым во многих аспектах, тем не менее, является наиболее приемлемым для обозначения конфликта, который имеет место на восточной границе нашего государства. По крайней мере, самым приемлемым среди других возможных названий, которые чаще всего предлагаются к использованию как альтернативы.

Например, «гражданская война» – «внутриполитический конфликт», возникший в результате стремления «киевской хунты» силой подавить сопротивление жителей юго-восточных, пророссийских регионов Украины, несогласных с результатами «государственного переворота в Киеве» и «бегством легитимного Президента Януковича». Именно такое определение изначально пыталась «накинуть» этому конфликту Российская Федерация, используя не только свои пропагандистские СМИ, но и дипломатическую машину.

Обстрелянное перемирие: динамика обстрелов сил АТО с 22 марта по 20 апреляЗа последний месяц пророссийские сепаратисты совершили более 1600 обстрелов позиций украинской армии.

Понятно, что это название не соответствует действительности, поскольку полностью игнорирует фактор участия РФ не только в инспирировании и раздувании этого конфликта, но и ее непосредственного участия в нем. Включая участие в боевых действиях отдельных частей российской регулярной армии. Доказательств этому в распоряжении как Украины, так и международного сообщества есть более чем достаточно.

Следовательно, термин «гражданская война» категорически неприемлем и абсолютно не соответствует действительности. Другим названием, которое предлагается в качестве альтернативы, является «российско-украинская война» – война, которую ведет РФ против Украины. Это название, безусловно, более адекватно реалиям, особенно когда существительному «война» предшествует прилагательное «гибридная».

Впрочем, и он имеет существенные недостатки, которые делают невозможным его использование для обозначения конфликта на Востоке Украины. Хотя бы потому, что войну Российской Федерации придется объявлять нам – со всеми вытекающими последствиями на международной арене. Не говоря уже о том, что объявление войны окончательно развяжет руки Кремлю, который сможет использовать имеющиеся в своем распоряжении военные средства в полной мере. И, несмотря на бравурные заявления отдельных отечественных ура-патриотов, убежденных в том, что в случае полномасштабного военного конфликта с Россией ВСУ за неделю возьмут Москву и перекрасят Кремль в цвета украинского флага, стоит осознавать, что, учитывая военно-технический, мобилизационный, экономический потенциалы Украины и Российской Федерации, такой сценарий, мягко говоря, маловероятен.

Петр ПорошенкоПрезидент Украины
Порошенко обещает, что АТО будет длиться несколько часовСказано 26 мая 2014 г.Статус обещания: Не выполнено

Вот и получается, что термин «антитеррористическая операция» при всей своей кажущейся неуклюжести является все-таки наиболее приемлемым для нас. Тем более, что на том этапе конфликта, когда была провозглашена антитеррористическая операция, до полномасштабного противостояния с использованием авиации, ПВО, реактивной артиллерии, танков и другого тяжелого вооружения было еще далеко. На момент провозглашения АТО все ограничивалось несколькими захваченными зданиями. МН17, ДАП, Иловайск и Дебальцево были еще впереди и стали возможными именно из-за провала антитеррористической операции на начальном этапе конфликта. Почему так произошло – предмет другой, профессиональной, дискуссии.

Пока же можно констатировать, что термин «антитеррористическая операция», мало соответствуя по своей сути происходящему на Востоке Украины, является все же более приемлемым, чем другие названия, которые предлагаются как альтернативные.

А главное – использование термина «АТО» никоим образом не ограничивает наших возможностей победить в этом противостоянии, защитив государственный суверенитет и территориальную целостность Украины.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...