Корчак против Гройсмана. Театр нескольких актеров

Ольга Василевская-Смаглюкжурналист

Купи козу. Всегда вспоминаю этот анекдот, когда наблюдаю за деятельностью Нацагентства по предотвращению коррупции. Сначала мы создали себе проблему – коррупция. Потом мы создали орган, призванный с нею бороться. Теперь мы боремся и с органом, и с коррупцией. В результате НАПК разваливают на глазах.

«Мы надеялись, что нам проведут амнистию капитала, и мы начнем заполнять декларации с чистого листа. Но этого не случилось. Поэтому нам придется заживо похоронить НАПК», – делится в кулуарах Верховной Рады один из «теневых руководителей» «Блока Петра Порошенко». Чиновники, судьи и депутаты надеялись, что их не заставят выворачивать кошельки и перины, поэтому допустили создание Нацагенства. Но потом что-то пошло не так, и обещанной амнистии капитала не произошло.

Гройсман обвинил Корчак в саботаже модернизации е-декларированияГлава НАПК Наталья Корчак не справляется со своими должностными обязанностями, считает глава украинского правительства Гройсман.

Зато НАПК получило из рук вон плохой состав членов. Глава НАПК – Наталья Корчак – слегка переигрывает свою роль. Таков сценарий этой пьесы. Она – истеричная женщина с неустойчивой психикой и весенними обострениями. Они – мечтающие от нее избавиться мачо. Она не пользуется у них авторитетом. Они - все ей надоели. Перед праздниками Руслан Радецкий и Руслан Рябошапка пытались заставить Корчак поставить на голосование заявление о своем увольнении, но та показала дулю и ушла. Антракт. Занавес.

Члены НАПК – как дети малые. Каждый играет свою игру. Корчак хочет выглядеть независимой, но на самом деле, по нашим данным, полностью подчинена Президенту. Радецкий и Рябошапка играют между министром юстиции Павлом Петренко и Банковой. Желающих уничтожить НАПК гораздо больше, чем поддержать. Армия чиновников, которым не нужны лишние глаза при подсчете денег, – против гражданского общества, которое все хочет заглянуть и докопаться. Уничтожить ведомство можно, только перессорив всех в нем. Цель достигнута. Осталось лишь усадить в кресло ведомого человека – и все. О декларациях можно забыть. Декларировать будут лишь малозащищенные слои чиновников: представители местных советов, руководители ведомственных детских садов, работники санстанций и семейные врачи амбулаторий.

Уже сейчас подан законопроект об изменениях в работе НАПК. Если его примут, все члены агентства уйдут в отставку, будет объявлен новый конкурс. Он может затянуться на годы. Также планируется внедрить международный аудит. Это вообще задача из области фантастики. Посмотрите, как внедряют независимого аудитора в Национальное антикоррупционное бюро Украины. Там не на жизнь, а на смерть сошлись американцы с нашими Кононенко и Грановским. Американцы хотят Роберта Сторча, а наши – кого угодно, только не американца. Так будет и в НАПК. Хочешь все усложнить? Начни конкурс по назначению аудитора. Хочешь все усложнить во вселенских масштабах? Проведи конкурс с условием, что аудитор должен быть в статусе международного.

В НАПК назвали количество назначенного персоналаВ Нацагентстве по борьбе с коррупцией рассказали, сколько сотрудников уже было назначено в штат ведомства.

Но самое главное – в ином. Декларации уже не работают. СБУшники вот давно не обнародуют свои декларации. А с 14 апреля вдруг исчезли декларации некоторых прокуроров, военных прокуроров, одного сотрудника Вышгородской полиции, главврача Мариупольского наркодиспансера, специалиста Апелляционного суда Киевской области и нескольких работников социальных служб. Почему такая селекция – непонятно.

По поводу исчезновения избранных деклараций военных прокуроров Корчак заявила, что их скрыли с сайта согласно приказу главного военного прокурора Анатолия Матиоса. Мол, люди выполняют особо ответственные задания в военное время, и знаниями об их доходах могут воспользоваться враги. Корчак отметила, что они все равно будут проверяться, но обнародованы не будут. Но не всех военных прокуроров удалили с сайта. Исчезли декларации только самых интересных владельцев. Например, заместителя Матиоса Дмитрия Борзых. Человек, скажем, задекларировал во владении койкоместо в каком-то институте и аренду 390-метрового дома за городом. Что же до того, почему исчезли декларации лиц, непричастных к военным действиям, – полицейского, соцработников, начальника квартирного отдела Минобороны Киевской области – Корчак не ответила.

Минюст предлагает дать членам НАПК возможность увольнять председателяМинистерство юстиции предлагает ввести должность государственных уполномоченных по вопросам антикоррупционной политики Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции и предоставить им возможность увольнять председателя НАПК по своей инициативе.

Что стоит без всякого объяснения убрать декларации любых других чиновников? А их 400 тысяч. И создавать видимость дела, проверяя и наказывая мелких никому не интересных начальников местных управлений образования, пенсионных фондов, депутатов сельсоветов? Уже сейчас на сайте НАПК в новостях можем почитать, что на того или иного мелкого чиновника подали в суд, наложили штраф и т.д. И молчат о проверках таких крупных рыб, как братья Дубневичи, Игорь Насалик, Роман Насиров, Павел Петренко, Игорь Кононенко и Александр Грановский, вся администрация Президента, включая главу государства и т.д.

Зарплата каждого члена НАПК превышает миллион гривен в год. Это без премий и надбавок. Могли ли они мечтать о такой официальной зарплате до прихода в НАПК? Нет. Естественно, они будут бороться за то, чтобы оставаться у корыта как можно дольше. Чтобы усидеть в этом сером неуютном казенном здании, им нужно быть угодными. Угодными тем, кто с ними борется. То есть имитировать борьбу с коррупцией, закрывая самые «вкусные» чиновничьи декларации от общественных глаз. Пока у них все отлично получается.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...