Результаты выборов во Франции: победит Россия или Украина?

Максим Кречетовжурналист, блогер

Выборы президента Франции (24 апреля сего года) вслед за выборами парламента Нидерландов должны успокоить Европу и мир в целом. Голландии ведь тоже прочили победу национал-популистской Партии свободы Герта Вилдерса. Теперь вот многие всерьёз опасаются победы Марин Ле Пен – консервативного националиста, популиста и евроскептика. Две другие страны из клуба «большой семёрки» уже потрясли мир: США – победой популиста Дональда Трампа, а Великобритания – решением референдума о выходе из Евросоюза. Если ещё и Франция «заболеет» национал-популизмом и изоляционизмом, то на всём нынешнем миропорядке можно будет ставить крест: Германия сама не сможет тянуть весь Евросоюз и противостоять Путину.

В случае с Францией, похоже, воплотится американский сценарий. Но не прошлого года, а 2008-го, когда победил Барак Обама. Очень в общих чертах его французским аналогом является Эммануэль Макрон. Оба не являются типичными представителями политического истеблишмента (а Макрон так и вовсе не является выдвиженцем какой-то старой партии – он создал свою, «Вперёд!», от которой теперь и баллотируется и уже имеет 26% поддержки избирателей). Оба придерживаются «ни левых, ни правых» взглядов – то есть умело сочетают наиболее удачные идеи и правых и левых, но при этом не популисты. Их избиратель – наиболее прогрессивные члены общества. Либерально-социалистические взгляды Макрона легко объяснимы: он был министром экономики при действующем президенте-социалисте Франсуа Олланде. Тот баллотироваться отказался из-за крайней непопулярности, а другой представитель социалистов – Бенуа Амон – имеет рейтинг на уровне всего лишь 11,5%.

Двое других лидеров гонки соревнуются между собой за поддержку французского избирателя. Зато сердцу российского президента Владимира Путина дороги оба: и правоцентрист из партии «Республиканцев» Франсуа Фийон и националистка Марин Ле Пен. Кремль заблаговременно разложил яйца по разным корзинам, сделав ставку сразу на двоих кандидатов, полагая, что для него это беспроигрышная комбинация. Феноменом Макрона в Москве неприятно удивлены. Равно как и поведением «их» кандидата Дональда Трампа после победы на выборах США. Самый свежий опрос показал, что Ле Пен с 25% поддержки не лидирует уже даже и в первом туре – Макрон опередил её уже на целый процент (хотя до самого недавнего времени всё с теми же 26% он на один процент уступал Ле Пен – той удалось потерять аж 2 процента на финишной прямой перед выборами). Франсуа Фийон со своими 17% шансов не имеет никаких: его баллотирование – это элемент престижа для крупнейшей партии, которую он представляет и которую возглавляет ещё один большой друг Путина – бывший президент Франции Николя Саркози.

Президентские выборы во Франции: предвыборные программы и политические взгляды«Слово и Дело» составило сравнительную инфографику кандидатов в президенты Франции по их политическим взглядам и программах.

Как правоцентрист Фийон предлагает традиционные для консервативно-христианской идеологии тезисы – сокращение налогов на бизнес (а они во Франции при социалистах стали непомерными), экономия бюджета, повышение пенсионного возраста. Наиболее интересный для нас пункт его программы: снятие санкций с России. Мотивация у него, правда, отличается от той, которая движет откровенно пропутинской Ле Пен: интересы бизнеса требуют отмены обоюдных санкций, что неминуемо даст ощутимый экономический эффект. А вот за то, что эту его идею поддерживают множество адекватных избирателей (в отличие от электората Ле Пен), мы должны благодарить наш МИД и «минстець» - промоции нашей позиции в Европе среди обычных граждан не ведётся практически вообще. В своё время это стало и причиной провала референдума в Голландии по вопросу ратификации Договора об ассоциации Украина-ЕС. А вот Россия и вещает своими «пропагандистскими голосами» очень мощно и, кроме того, активно коррумпирует европейских политиков, делая из них своих лоббистов. Однако на рейтинге Франсуа Фийона (бывшего премьер-министра, между прочим) не могло не сказаться то, что он создал жене и двум детям фиктивные рабочие места. Смешное как для России и Украины обвинение, но Фийон со второй позиции в рейтинге и потенциальной возможностью выиграть во втором туре у Ле Пен опустился на безнадёжную третью позицию.

Марин Ле Трамп. Или Ле Путин. В принципе, верно и одно и другое. С одним лишь отличием – в случае победы она, ведущая свою кампанию по образцу Дональда Трампа, действительно поступала бы в интересах России (в отличие от Трампа). И не потому, что она давно сидит на финансовой игле Кремля и не стесняется приезжать по вызову в Москву даже всего лишь за месяц до выборов. Дело в том, что она активно использовала бы фактор России в своей внешней политике – для давления и торга с лидерами других стран. Нужно отметить, что Франция – полупрезидентская республика и внешняя политика является прерогативой президента страны. Быть последовательным сторонником Путина в клубе цивилизованных стран – значит противопоставлять себя миру. Притом так, чтобы это было совершенно очевидно и самому недалёкому избирателю (а это важно, поскольку национал-популизм очень привлекателен именно среди таковых).

В общем, победа Фийона была бы неприятной для Украины, а победа Ле Пен – просто катастрофой.

А что же самый вероятный победитель Эммануэль Макрон? Убеждённый сторонник единой Европы, католик-традиционалист, сторонник увеличения финансирования полиции и армии. Бывший директор Банка Ротшильда. Меньше всего такой человек похож на русофила. При всём этом российская пресса (и пророссийская украинская) объявляет его единомышленником Фийона и Ле Пен в вопросах отношений с Россией. В то время как представители его штаба обвинили российские пропагандистские ресурсы во лжи об их кандидате. Макрон не боится высказывать не слишком популярные тезисы, против которых выступает Фийон и категорически против Ле Пен – он за политику открытых дверей относительно мигрантов и беженцев. А вот о поддержке Украины он ещё не высказывался. Так может это не из-за претензий к стране, а вследствие общеевропейской усталости от украинских правителей и наших «решительных реформ»?

Максим Кречетов специально для «Слова и Дела»

Загрузка...