Борьба за возврат или тотальная изоляция: итоги трех лет оккупации Крыма

Александр Радчукполитолог

План РФ по оккупации и аннексии Крыма стал наиболее беспрецедентным событием по захвату части соседнего государства со времен окончания Второй мировой войны.

Такое мнение в эксклюзивном материале «3 года на паузе. Сопротивление или равнодушие к аннексии Крыма?» для «Слова и Дела» высказал политический эксперт Александр Радчук.

«Активная фаза аннексии полуострова фактически началась 20 февраля – за два дня до бегства Януковича. 23 февраля в Крыму начались спланированные агентами ФСБ массовые акции сепаратистов с требованием провозглашения независимости Крыма и присоединения к РФ. 26 февраля при участии крымских татар была фактически последняя попытка сопротивления аннексии Крыма. 27 февраля парламент и правительство Крыма захватили неизвестные боевики и вывесили над ними флаг РФ», – напоминает эксперт.

Как изменилась экономика Крыма за 3 года аннексииС момента оккупации Автономной республики Крым прошло почти три года. Как изменилась жизнь крымчан за этот период? «Слово и Дело» подготовило инфографику, в которой можно ознакомиться с динамикой основных макроэкономических показателей полуострова с 2013 года.

План Кремля по аннексии полуострова был тщательно продуман и реализован как по нотам. Прошло три года. На вопрос, как вернуть Крым Украине, ответа нет.

«За три года оккупации полуострова изменилось не только отношение властей к проблеме Крыма, но и самого украинского общества. Мы до сих пор декларируем единство с крымскими татарами, помогаем переселенцам из Крыма, осуждаем действия Кремля, но градус напряжения относительно «крымского вопроса» существенно снизился», – считает политолог.

Марш солидарности с крымскотатарским народом в годовщину начала аннексии Крыма, отметил он, ознаменовался всего лишь несколькими интервью политиков, а Президент Украины в очередной раз заверил на своей странице в Facebook, что «Крым – это Украина».

Безусловно, достижением можно считать резолюцию ООН о признании РФ государством-оккупантом, а Крыма – временно оккупированной территорией, но на третий год после аннексии украинские власти так и не разработали комплексной стратегии деоккупации Крыма.

Пока Украина пытается сложить воедино действенный план по деоккупации Крыма, в Кремле решили не терять времени и начали реализацию того, что умеют делать лучше всего, – профессионального террора.

«Запрет Меджлиса, любые упоминания о принадлежности Крыма к Украине жестко преследуются. За 3 года с начала аннексии Крыма российские оккупанты фактически вынудили покинуть полуостров свыше 20 тысяч крымских татар», – напоминает Радчук.

Что же касается жизни в Крыму под флагом РФ, то увеличение зарплат и пенсий порадовало крымчан недолго: подорожание продуктов питания и обесценивание рубля быстро ударили по потребительским возможностям жителей полуострова.

Крым сегодня – это совсем не туристический проект, и уж никак не новая экономическая зона. Это мощная военная база, которая позволяет выгодно контролировать весь Черноморский регион.

«Падение экономической активности в Крыму в связи с его полной международной изоляцией наблюдается во всех отраслях. Крым был нужен РФ вовсе не как их «исконная историческая территория», а как военная крепость», – констатировал политолог.

«На сегодняшний день, кроме позиции ООН, санкций и официального осуждения действий России, вразумительной стратегии возвращения Крыма нет. Обмен полуострова на невмешательство в дальнейшую судьбу Украины и восстановление ее суверенитета только в рамках Донбасса – именно то, чего ждут в Кремле от администрации Трампа, но при таком раскладе Белый дом станет фактическим соучастником преступления РФ», – резюмировал Александр Радчук.

Подробднее читайте в материале «3 года на паузе. Сопротивление или равнодушие к аннексии Крыма?».

Загрузка...