Третий год войны: что могла сделать власть, чтобы избежать блокады Донбасса?

Андрей Новакэкономист

До блокады можно было бы и не доводить, если бы 3 года устранялись ее причины. Можно было решить проблему стратегически – комплексно и по нескольким направлениям.

Об этом на своей странице в Facebook написал глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак, передает «Слово и Дело».

«Нам нужно ежегодно около 9 миллионов тонн угля марки А, заменить его можно. В частности, переоборудовать станции с марки А на марку Г. Проще и правильнее всего это сделать на двух блоках ТЭС – это минус 1 миллион тонн угля марки А. На это потребуется около 6 месяцев. Деньги – не проблема, это энергетика, всегда готовы если не инвесторы, то кредиторы, и уже было обещано сделать это в 2015 году, затем в 2016-м, теперь – новое обещание это сделать в 2017 году», – подчеркнул Новак.

Антрацитовая удавка – как политики избавляли Украину от угля из оккупированного ДонбассаПотеря центрального Донбасса привела к дефициту в Украине углей антрацитовой группы, марок «А» и «Т». Это актуализировало в обществе вопрос диверсификации поставок и в целом повышения эффективности энергетической отрасли страны.

Кроме того, отметил он, в Украине есть так называемый Бурштынский энергоостров, который отключен от Объединенной энергетической системы Украины и подключен к европейской.

«Есть техническая возможность «развернуть» 3 блока Бурштынской ТЭС общей мощностью 600 мегаватт в ОЭС Украины. Таким образом, эти блоки, работающие на марке Г, могут заменить блоки на марке А. Это еще минус 1,5 миллиона тонн угля марки А», – подсчитал эксперт.

Третий важный момент, на его взгляд, – закупка угля по импорту.

Тариф в апреле-мае 2016 года, когда ввели «Роттердам+», позволял покупать уголь по 55-60 долларов. В портах Турции такой уголь стоит 50-52 доллара, то есть можно было закупать для диверсификации. Менеджерские ошибки или умышленные действия не должны оплачивать потребители.

Кроме того, по его словам, «Роттердам+» работает на обе группы угля – дефицитную А и профицитную Г. Отсюда и сверхприбыли по Г, которые должны были быть направлены на закупку марки А.

«За год портовая инфраструктура позволяет переваливать 5 миллионов тонн угля марки А. Импортировать можно из ЮАР, США, Австралии, Вьетнама, Китая», – констатировал экономист.

По его словам, уголь – это лишь ресурс для производства электроэнергии. Можно импортировать готовую электроэнергию.

«У нас это, пожалуй, единственный такой рынок, где импорт невозможен, потому что закрыт регулятором. Но от импорта выигрывает потребитель, поскольку конкуренция работает в его пользу. Даже без РФ Украина может импортировать до 1 гектоватта, замещающего около 2 миллионов тонн угля. В комплексе эти меры могут дать замещение 9,5 миллионов тонн угля марки А, то есть больше, чем годовую потребность», – проанализировал ситуацию Андрей Новак.

Как власти пытались решить проблему дефицита угля из-за потери центрального Донбасса и что обещали политики, «Слово и Дело» описало в материале «Антрацитовая удавка – как политики избавляли Украину от угля с оккупированного Донбасса».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...