«Презумпция виновности»: правовой и политический аспекты

Валентин Гладкихполитический эксперт

В Украине, как и практически во всех цивилизованных государствах, действует презумпция невиновности – правовой принцип, согласно которому лицо, подозреваемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном действующим законодательством, и установлена приговором суда.

Конечно, по сравнению с судопроизводством темных времен, когда подозреваемым и обвиняемым в жестоких пытках приходилось убеждать палачей и судей в своей невиновности, нынешняя практика куда более справедлива и однозначно – более гуманна. Возвращаться к «презумпции виновности», то есть во времена, когда кнут и дыба были царями доказательств, безусловно, нет смысла и ни в коем случае нельзя.

Ляшко и Cadillac: роскошное авто, так и не появившееся в декларации лидера РПЛ«Слово и Дело» отследило всю историю о декларировании автомобиля Cadillac Escalade, которым пользуется Олег Ляшко.

Впрочем, надо учитывать один очень важный аспект «презумпции невиновности». В условиях тотально коррумпированной правовой системы презумпция невиновности превращается в инструмент обеспечения безнаказанности всех тех, кто имеет возможность тем или иным образом «влиять» на ход следствия и судебные процессы.

Например, любой украинский олигарх из 90-х будет сразу судиться если кто-то по неосторожности публично назовет его бандитом или рэкетиром. И, конечно, легко выиграет суд, потому что презумпция невиновности формулируется по простому принципу «не пойман – не вор».

К сожалению, в стороне остается вопрос о том, способны ли в принципе отечественные правоохранительные органы и украинский суд признать рэкетира рэкетиром, если вчерашний рэкетир умудрился стать сегодняшним олигархом?

Хорошо, Бог с ними, с вчерашними рэкетирами. Можно поставить вопрос иначе: может ли самый гуманный суд в мире признать коррупционером горячего самопровозглашенного антикоррупционера, если даже генеральный прокурор свой отказ допрашивать одного из свидетелей по делу о незаконном обогащении правдолюбца не стесняется объяснять тем, что этот свидетель – «выдающийся человек»?

Ответ, кажется, очевиден.

Жертвы реформы: почему молчал Аваков?Журналист Максим Кречетов собрал воедино мнения и факты о полицейской перестрелке в Княжичах, проанализировав возможные причины и последствия трагедии.

Впрочем, вышесказанное вовсе не означает, что мы должны возвращаться к принципам презумпции виновности, которые, к сожалению, и так просматриваются в отдельных судебных процессах, когда в общественном мнении информационными средствами заранее формируется представление о якобы однозначной «виновности» тех или иных людей.

Высказанное выше означает лишь то, что правоохранительные органы должны добросовестно работать, максимально перебрасывая с помощью доказательной базы мостик между тем, что мы «знаем», и тем, что может быть доказано в суде. Конечно, это значительно сложнее, чем проводить громкие пресс-конференции, сыпя на головы оппонентов тонны часто ничем не подтвержденных обвинений. Однако это единственный путь к правовому государству, на котором нет места ни выборочному правосудию, ни политически мотивированным судебным процессам, ни презумпции виновности, ни безнаказанности.

Между тем, надо отметить, что неформализованная презумпция виновности в цивилизованных государствах иногда случается. Правда, не в уголовном судопроизводстве, а в сфере политической ответственности, где она распространяется исключительно на политиков и чиновников, которые там, в отличие от Украины, является не привилегированным классом, а скорее людьми, требования к которым значительно строже, чем к рядовым гражданам.

Безусловно, нарушение правил парковки или супружеская измена не влекут за собой заключение для европейского политика или американского чиновника, так же, как и для рядового гражданина, – но может стоить им политической карьеры. Даже новейшая история Европы знает множество примеров, когда обычные необдуманные заявления ставили жирный крест на будущем политических звезд, не говоря уж о более серьезных проступках.

И постоянное пребывание в среде, где появление имени политика хотя бы в малейшем публичном скандале неизбежно стоит ему карьеры, приучает европейских и американских политических деятелей вести себя сдержаннее не только по сравнению со своими украинскими коллегами, но и по сравнению со своими согражданами. Футбольные звезды или поп-исполнители могут себе позволить где-то в клубе нюхнуть кокс, но политики и чиновники – ни в коем случае. Статус, как говорится, обязывает.

Электоральная арифметика. Каким будет следующий парламент?Социологические исследования показывают: если бы выборы в Верховную Раду состоялись в ближайшее воскресенье, на премьерское кресло претендовала бы, скорее всего, Юлия Тимошенко.

Именно поэтому украинское общество должно научиться быть безжалостным к «слугам народа», не прощая им ни одного, даже малейшего позорного поступка либо заявления, не говоря уж о вопиющих случаях профессиональной некомпетентности вроде перестрелки правоохранителей под Киевом.

Только научившись относиться к «слугам народа» как к виновным и привлекая их к ответственности при первом удобном случае по наименьшему поводу (как то сомнительное назначение, необдуманное заявление, приобретение роскошной машины или квартиры, использование дипломатического паспорта для шопинга за границей, стремительная карьера детей, неожиданный бизнес-успех родственников и т. п.), украинское общество будет способно породить новую политическую и административную элиту, для которой власть будет не привилегией, а бременем, нести который будут в состоянии исключительно достойные.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...