Журналисты, хранящие тайны. Чему нам нужно поучиться у немцев?

Читати українською
Екатерина Питенинаглавный редактор, директор «Слово и Дело»

Несмотря на все красоты Берлина и манящую на прогулку по городу рождественскую иллюминацию, я решила не дожидаться возвращения в Киев, а здесь и сейчас сформулировать ответ на вопрос, которым задаюсь последние четыре дня пребывания в Германии.

Кто главнее: журналист или чиновник?

Подозреваю, вы скажете, что журналист, конечно, главный. Мол, новые медиа всесильны: они способны не только поднять на вершину славы, но и отправить с позором в отставку, придать полному и необратимому забвению... Чиновник зависим. От количества камер на пресс-конференции, от благосклонности обычного смертного с пресс-картой, от уровня его профессионализма, в конце концов.

Возможно, вы ответите иначе. Ведь чиновник может просто не дать «доступа к телу»: отказать в интервью, ограничить доступ на брифинг, затянуть с ответом, а то и вовсе проигнорировать запрос от журналиста. Весь этот букет унизительных практик в полной мере знаком едва ли не каждому, кому доводилось писать или вещать о политике.

Так или иначе, что бы вы ни ответили, немцы возразят: журналист и чиновник взаимозависимы, и с осознанием этого начинают происходить совершенно удивительные вещи.

На том же месте, в тот же час

Вот уже 67 лет при любой погоде трижды в неделю – в понедельник, среду и пятницу – представители каждого министерства Германии приезжают к журналистам, чтобы ответить на все вопросы, которые возникли у них за последние пару дней.

Суспильне. Колонка Романа СкрыпинаЖурналист Роман Скрыпин предложил концепцию и собственный взгляд на особенности создания платформы общественного вещания в Украине.

Обратите внимание: не приглашают журналистов к себе, когда шеф наконец-то поймет, что ему срочно необходимо внимание СМИ, а приезжают к ним с отчетом, в заранее условленное время.

Эта история не о главенстве и подчинении, но о самоуважении. И родилась она так же органично, как рождаются в Европе профсоюзы: если вы не даете нам должного внимания, мы заставим вас играть по своим правилам, если не зовете в гости – придется вам посетить нас с визитом.

Кстати, 1949 год, когда зародилась эта уникальная, единственная в своем роде форма сотрудничества между прессой и правительством, стал годом ренессанса немецких СМИ. Именно в этот период появились авторитетные Der Spiegel и Frankfurter Allgemeine Zeitung, но сейчас не об этом.

Вы наверняка представили, как пресс-службы украинских органов власти валяются в обмороке от необходимости самостоятельно без утверждения «сверху» рассуждать о жизненно важных вопросах на камеру. Само собой, чиновники – и в Германии чиновники: лишнего не сболтнут, но минимально подготовиться ко всем актуальным вопросам по своему министерству им приходится.

«Каждое слово, которое там сказано, – это позиция правительства, позиция министерства, это не просто личное мнение пресс-секретаря», – рассказывает специальный корреспондент телеканала «1+1», уже 12 лет работающая в Германии, Наталья Фибриг. По её словам, такие мероприятия очень помогают как местным, так и иностранным журналистам.

Клуб хотя и закрытый (кроме наличия пресс-карты, от журналистов требуют ежегодного взноса в 600 евро), но многочисленный: на сегодняшний день в нем состоят больше 900 журналистов. В Союзе международной прессы около 400 участников. А еще есть масса городских и региональных пресс-клубов, дабы журналисты всех уровней и мастей были удовлетворены – и потребители информации, соответственно, тоже.

По словам главного политического корреспондента Spiegel Online в Берлине Северина Виланда, участие в таких пресс-конференциях необходимо прежде всего для поддержания контактов и для того, чтобы договориться о личной встрече с важными ньюзмейкерами.

Журналисты, которые летают в пуле с Ангелой Меркель, признаются: всегда, когда закончатся переговоры, – пусть даже в три часа ночи – она обязательно проведет бэкграунд. Неудивительно, что даже во внутренних украинских вопросах немецкие СМИ бывают осведомлены гораздо лучше наших.

Сами министры, кстати, не всегда сваливают ответственность на плечи своих спикеров. Федеральную пресс-конференцию время от времени посещают и Франк-Вальтер Штайнмайер, и Ангела Меркель, и другие «селебритиз» с менее говорящими в Украине фамилиями.

Никто их, конечно, не обязывает, но, по словам членов клуба, ни один из министров, который проигнорировал прессу в 2013 году, не сохранил свою должность в 2014-м. Логично: если гора не идёт к Магомету, Магомет может найти другую гору.

Унтер драй

Но, пожалуй, самое большое откровение немецкой системы взаимоотношений между государством и прессой – это милые доверительные беседы, которые подчиняются неформальному правилу трех уровней:

  • уровень первый (unter eins): «я здесь, я отвечаю на твой вопрос, можешь меня цитировать»;

  • уровень второй (unter zwei): «пиши-пиши, но я тебе этого не говорил»;

  • уровень третий (unter drei): «я тебе по секрету расскажу, только ты – «могила», поклянись».

Я не знаю, где берут силу воли представители тамошних СМИ, но они действительно держат в себе эти «секретики», проявляя уважение к госслужащим, понимая, что те скользят по лезвию бритвы, и памятуя о взаимозависимости. А если чиновник к тому же был действительно откровенен, а не использовал их в своих интересах, со временем эта информация поможет сделать им правильные выводы, не упоминая фактов, которые когда-то стали им известны на третьем уровне.

Журналисты, которые летают в пуле с Ангелой Меркель, признаются: всегда, когда закончатся переговоры, – пусть даже в три часа ночи – она обязательно проведет бэкграунд. Неудивительно, что даже во внутренних украинских вопросах немецкие СМИ бывают осведомлены гораздо лучше наших.

Пусть меня научат

Немецкой схеме взаимодействия прессы и власти очень хотят научиться китайцы и шведы, за этим опытом неоднократно приезжают украинцы, но, как говорят сами учителя, «имплементация – задача не из легких».

«Молодые реформаторы», пришедшие на госслужбу на роли исполнителей, уверяют немецких наставников, что идея прекрасна, только вот «начальство не позволит».

Кабмин установит пособия семьям погибших журналистовКабинет министров Украины намерен установить одноразовую помощь семьям погибших при исполнении служебных обязанностей журналистов в размере 139,9 тысячи гривен и журналистам, получившим ранения, в размере до 69,95 тысячи гривен.

О том, чтобы представители украинских СМИ объединились, по крайней мере на уровне журналистов, не может быть и речи – слишком многие из них настолько уверены во вражде между своими «хозяевами» и настолько исполнительны, что вполне искренне предпочитают заболтать все разговорами о конкуренции между медиа.

Причём все эти разговоры не мешают журналистам толпами оббивать пороги одних и тех же спикеров, ожидая очередного брифинга как манны небесной. А вопрос ведь лишь в том, кто в доме хозяин. И кто кого приглашает – ты или тебя.

Но, видимо, играть по нынешним правилам удобнее: можно снимать сливки, выдавая банальные сливы за журналистские расследования.

Екатерина Питенина, главный редактор, директор ИА «Слово и Дело»

P. S. Программа «Взаимодействие прессы и правительства» проводится Cultural Vistas gGmbH при поддержке Министерства иностранных дел Германии и посольства США в Берлине.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...