Эрозия государства в Украине. Валентин Гладких о том, почему за закон и порядок нужно платить

Читати українською
Валентин Гладкихполитический эксперт

В минувшую среду министр финансов Александр Данилюк на заседании Кабмина обнародовал наработанный ведомством проект изменений и дополнений в Налоговый кодекс. К сожалению, проект больше напоминает косметический ремонт в аварийном доме, нежели реальную концепцию реформирования сложной, запутанной и малоэффективной налоговой системы Украины.

Впрочем, сейчас хотелось бы сказать несколько слов не столько о самом проекте изменений в Налоговый кодекс, сколько об отношении украинцев к налогам и государственным институтам в принципе.

«Нет никаких «общественных денег», есть только деньги налогоплательщиков». Эту крылатую фразу Маргарет Тэтчер отечественные деятели, начиная от общественных активистов и заканчивая политиками, повторяют, особо не задумываясь над смыслом, так часто, что слова легендарного британского премьера начинают напоминать буддийскую мантру.

5 лет налоговых каникул от Минфина: эксперт оценил идеи ДанилюкаПредседатель Комитета экономистов Украины проанализировал решение ввести налоговые каникулы на 5 лет для малого бизнеса.

Общественные активисты и эксперты, которые, ничтоже сумняшеся, выдают свои двухдневные ознакомительные туры в Оксфорд или Кембридж за «классическое британское образование», предпочитают особо не задумываться над тем, что, возможно, «железная леди» упомянутыми выше словами лишь пыталась привлечь внимание общественности к тому факту, что способность государства выполнять свои функции, в том числе и социальные, напрямую зависит от способности уполномоченных государственных органов наполнять государственную казну, прежде всего, собирая налоги.

К большому сожалению, украинцы принципиально не хотят осознавать взаимосвязь, существующую между эффективностью государственных органов, уполномоченными наполнять Государственный бюджет, и количеством и качеством услуг, которые сможет предоставлять своим гражданам государство.

Безусловно, можно долго спорить об объемах ВВП, которые перераспределяются через Государственный бюджет; о том, кто и в каком объеме должен нести налоговое бремя; о количестве и размерах налогов; о приоритетных потребностях для финансирования из Бюджета. Однако этими вопросами должен заниматься в поисках социального компромисса представительный орган – парламент. Задача фискальных органов значительно скромнее – обеспечить сбор установленных законодательством налогов, таможенных сборов и т. д., обнаружив и притянув к ответственности тех субъектов хозяйствования, которые стремятся избежать их уплаты.

И во всех развитых странах мира уклонение от уплаты налогов является преступлением, за совершение которого предусмотрено суровое наказание, поскольку неуплаченные налоги, вместо того, чтобы попасть в государственный бюджет и быть потрачены на удовлетворение общественных нужд (например, обороны, здравоохранения, образования и т. д.) тратятся на удовлетворение прихотей мошенников и проходимцев.

Реально смешно и одновременно грустно слышать от экспертов, общественных активистов и, само собой, представителей бизнеса басни о том, что фискальные органы США или стран ЕС – это «сервисные службы», где работают «белые и пушистые зайчата», тогда как отечественная ГФС «кошмарит» бизнес, мешая ему развиваться. Забавно слышать подобные сказки в стране, где львиная доля работающего населения получает зарплату в конвертах, официально декларируя минимум, установленный законом. Более того, в стране, где существует множество схем уклонения от уплаты налогов, а также налоговых ям и конвертационных центров, обществу навязывается мнение о нецелесообразности существования налоговой милиции.

Интересно, люди, которые поддерживают подобные идеи, осознают, кто в первую очередь воспользуется такими «реформами»?

Украинцы очень хотят получать от государства качественные услуги и иметь социальную защиту, но очень не хотят платить налоги. Очень не любят оффшоры и другие схемы «оптимизации уплаты налогов», и одновременно недолюбливают государственные органы, уполномоченные бороться с этими явлениями. Веет шизофренией.

Помню, как во время посещения Конгресса США услышал от одного американца справедливое замечание, над содержанием которого стоит задуматься и многим украинцам. Насмехаясь над ограниченностью взглядов отдельных своих сограждан, мой американский коллега сказал: «Они очень не хотят финансировать NASA, но, в то же время, очень хотят иметь спутниковое телевидение и современную связь».

Наблюдая за отечественной дискуссией об идеальных взаимоотношениях между государством, бизнесом и гражданами, я часто вспоминаю эти слова. Украинцы очень хотят получать от государства качественные услуги и иметь социальную защиту, но очень не хотят платить налоги. Очень не любят оффшоры и другие схемы «оптимизации уплаты налогов», и одновременно недолюбливают государственные органы, уполномоченные бороться с этими явлениями. Веет шизофренией.

И эта шизофрения активно используется силами, заинтересованными в ослаблении государственных институтов. Не стоит забывать, что вакуум государственной власти всегда играет на руку в первую очередь криминальным структурам и, в конце концов, может привести к дезинтеграции общества в целом. Желающим превратить все государственные органы в «сервисные службы» стоит вспомнить слова Сэмюэла Хантингтона: «Перед тем, как ограничивать власть, необходимо убедиться, есть ли она вообще. Между тем, как раз настоящей власти и не хватает в тех переходных странах, где правительства оказались в заложниках псевдоинтеллектуалов, мятежных полковников и буйных студентов».

Данилюк рассказал о полномочиях службы, которая заменит налоговую милициюМинистр финансов Александр Данилюк анонсировал ликвидацию налоговой и создание новой службы на замену.

Нравится это отдельным мечтателям или нет, но любое государство, даже самое современное, демократическое, правовое, социально ориентированное (и т. п.) имеет право на легальное и легитимное использование насилия в случаях и пределах, определенных законом. То есть, с одной стороны, государство должно иметь в своем распоряжении необходимые инструменты, которые бы позволили, в случае необходимости, применить насилие против нарушителей. С другой стороны, общество обязательно должно обладать инструментами, которые бы позволяли влиять на определение таких случаев и границ, в которых насилие может быть использовано государством.

Учитывая это, нужно думать не о том, как ослабить государственные институты, облегчив жизнь в первую очередь тем, кто не хочет подчиняться законам, а о том, как усилить их и заставить выполнять возложенные на них функции надлежащим образом. Проще говоря, не разгонять налоговую милицию, а нужно наоборот усиливать ее, одновременно заставляя бороться с нарушителями; не разваливать правоохранительную систему имитацией реформы, а усиливать ее, заставляя воевать с криминалом вместо продолжения «выдачи лицензий» на занятие нелегальным бизнесом. Выражаясь метафорически, целью реформирования государственных институтов мог бы стать принцип, высказанный Бертольдом Брехтом: «Лев, вырезанный из корня чайного дерева – воров пугают твои когти, господ радует твое изящество»

Государственные институты – такие, как правоохранительные органы, фискальная служба, таможня, прокуратура, суды, СБУ – должны быть сильными и функциональными структурами, деятельность которых будет радовать всех законопослушных граждан и пугать безжалостностью и неотвратимостью наказания всех проходимцев и воров. К сожалению, дискредитируя государственные институты, набрасывая государственному служащему образ врага, подвергая сомнению право государства использовать насилие в необходимых, определенных законом, случаях, а самое страшное – подрывая монопольное право государства применять насилие, мы движемся в противоположном направлении.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.