Противоречивый союз: о чем договорились Путин и Эрдоган?

Александр Радчукполитолог

Лживые заявления ФСБ России и президента Владимира Путина о провокации со стороны украинских разведчиков и вероятной подготовке к террористическим атакам в оккупированном Крыму прозвучали сразу после окончания официального визита в РФ президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Оба руководителя государств публично продемонстрировали решительное стремление и готовность восстанавливать разрушенные связи между странами.

Очевидно, потепление отношений между двумя странами развязало руки кремлевским технологам и стало отправным пунктом для очередных агрессивных намерений по решению непростого для РФ «украинского вопроса». Действительно, ситуация на международной арене для Украины неблагоприятная. Турция, до недавнего времени, оставалась мощным союзником украинцев в вопросе деоккупации Крыма и активно осуждала действия Кремля касательно аннексии полуострова. Россия нанесла ответный удар, став основным подрядчиком по восстановлению военных потуг армии президента Сирии Башара Асада, который борется за восстановление своей власти с многочисленными силами повстанцев по всей территории страны. Зато Турция оказалась по другую сторону противостояния, способствуя силам НАТО в борьбе с боевиками «Исламского государства».

Власти США с самого начала участия РФ в сирийском конфликте не соглашались с курсом Кремля в вопросах помощи правительству Асада. А главнокомандующий силами НАТО в Европе Филипп Бридлав произнес громкое заявление о том, что Россия и Сирия используют поток сирийских беженцев в качестве оружия для дестабилизации ситуации в ЕС.

Тандем Эрдоган-Путин: чем обернется союз диктаторов? АналитикПолитический аналитик поделился соображениями относительно переговоров руководства РФ и Турции.

Кульминацией непростых отношений между РФ и Турцией стал сбитый российский истребитель Су-24, который совершал маневры над территорией Турции во время военной операции против ИГИЛ. Тогда Владимир Путин назвал подобные действия турок «ударом в спину от пособников террористов», тогда как президент Турции отверг подобные обвинения, обосновав действия своих ВВС необходимостью защиты собственных границ.

Как страна, которая является членом НАТО, Турция безусловно влияет на вопросы безопасности во всем черноморском регионе, контролирует проливы Босфор и Дарданеллы, и остается там едва ли не единственной мощной и влиятельной силой в противовес России. Поэтому политическое и экономическое сближение, о котором на днях говорили в Санкт-Петербурге Путин и Эрдоган, непосредственно повлияет на ситуацию вокруг событий на Донбассе и в Крыму. Да, именно в комплексе, а не отдельно: Кремль пытается любыми методами переиграть процесс мирных переговоров себе в угоду, и включить в контекст повестки дня новых договоренностей и решение вопроса по Крыму. Не исключено, что речь пойдет об уже известном предположении о «возвращении» территорий Донбасса в состав Украины на особых условиях, признание на международном уровне статуса Крыма как российской территории, а также о безопасном сухопутном сообщении РФ с полуостровом.

Окно возможностей

Период «оттепели» в отношениях между Турцией и Россией наступил после того, как Владимир Путин выразил публичную поддержку своему коллеге Реджепу Эрдогану вследствие недавнего неудачного военного переворота в Стамбуле и Анкаре.

Чтобы подавить любые метастазы и предотвратить дальнейшие действия зачинщиков, президент Турции предпринял ряд решительных авторитарных по своей природе мер. Массовые аресты среди военных, силовых органов и даже преподавателей вузов, введение чрезвычайного положения, и обещание вернуть смертную казнь в стране обусловили ответную реакцию со стороны ЕС. Прозвучало сразу несколько резких заявлений со стороны европейских лидеров касательно призрачных шансов для Турции получить безвизовый режим и вступить в ЕС. Так, президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил о том, что для получения безвизового режима Турции придется изменить свое антитеррористическое законодательство. Кроме того, речь идет о решении вопроса с притеснениями свободы слова и отказа от введения смертной казни. В свою очередь вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль оценил возможности вступления Турции в ЕС в перспективе не менее 10-20 лет. Европейские политики изменили и тональность своих заявлений по вопросу урегулирования кризиса с сирийскими беженцами, о чем предварительно были достигнуты договоренности с правительством Турции. Отныне в СМИ политики из ЕС просят не связывать урегулирование вопроса с беженцами и либерализацию визового режима для турок.

Какой шаг Анкары станет «землетрясением» для НАТО?Экс-министр иностранных дел Украины прокомментировал заявление руководства Турции о том, что Запад рискует «потерять» Анкару из-за собственных ошибок, а не возобновления отношений с РФ

Интересно и то, что европейские политики не видят особых угроз в вопросе сближения РФ и Турции для НАТО. Так, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выразил сомнения относительно возможного углубления и настоящего прогресса в отношениях двух государств, призвав лидеров ЕС не слишком строго критиковать внутреннюю политику Турции. Правда, подобные заявления - уже несколько запоздалая реакция со стороны Евросоюза. Ведь неопределенной ситуацией в Турции на фоне резких заявлений в адрес президента Эрдогана и воспользовались в Кремле.

Тем более что Россия еще имеет один козырь, на котором может очень выгодно для себя сыграть. Речь идет о ситуации в Сирии, а именно об участии российских военных и авиации на стороне сил Башара Асада. Не исключено, что именно этот чувствительный вопрос для Турции и был основным предметом переговоров двух президентов в Санкт-Петербурге.

В кругу «друзей»

Несмотря на то, что намерения и заявления Реджепа Эрдогана по восстановлению товарищеских отношений с РФ неоднозначно воспринимаются в турецком обществе, во время встречи двух президентов Анкаре и Москве удалось достичь значительного прогресса в вопросах восстановления экономического сотрудничества.

Прежде всего, речь идет о восстановлении важного для Турции туристического направления. В этом году южное побережье страны терпит убытки и спад деловой активности из-за отсутствия российских туристов. Поэтому на совместной пресс-конференции двух лидеров государств Владимир Путин сообщил о решении российской стороны постепенно снять все экономические санкции в отношении турецких товаров, а также о намерении восстановить туристическое сотрудничество между странами. «Россия получила от Турции гарантии безопасности туристов, восстановление чартерных рейсов - дело техники и времени», - отметил Путин.

Эксперт: Крым станет вопросом, который не потерпит двусмысленности между РФ и ТурциейЭксперт поделился соображениями относительно того, как сближение Анкары и Москвы отразится на украинско-турецких отношениях.

В ответ заявления турецкого лидера преимущественно касались восстановления российско-турецкого сотрудничества в построении совместного проекта - газопровода «Турецкий поток», развитие которого ранее было приостановлено. К слову, в случае успеха реализации данного проекта, Украина также теряет перспективы и привлекательность как страна-транзитер российского газа в Европу. А значит, теряет и дополнительные рычаги влияния на энергетическом рынке ЕС, и любые предохранители от захватнических планов России, которые пока что кое-как могут быть обеспечены мощностями отечественной ГТС.

Основной опасностью для позиций Украины в результате восстановления тесного сотрудничества между Турцией и РФ может быть именно вопрос аннексированного Крыма. Следует ожидать, что отныне в вопросе Крыма Турция будет занимать более взвешенную позицию относительно действий Кремля в аннексированном полуострове. А поддержка крымских татар останется только декларативным месседжем и внутренней проблемой многострадального народа и граждан Украины.

Ведь в вопросе сотрудничества двух влиятельных государств, каждая из них ставит перед собой собственные интересы и достижение конкретных целей: Россия, таким образом, заставляет США тщательнее обратить внимание и быть более сговорчивыми в решении «украинского вопроса». Тогда как Турция подобным «сближением» с Кремлем дает четкий сигнал Европейскому Союзу пересмотреть свое отношение к политике президента Реджепа Эрдогана и его правительства. В противном случае, Турция будет иметь еще один дополнительный рычаг воздействия - неконтролируемый поток беженцев со своей территории, что только усугубит миграционную ситуацию в странах ЕС.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...