Уроки Турции: станет ли когда-нибудь возможным военный переворот в Украине?

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Неудачный военный переворот в Турции вызвал волну неоднозначных оценок событий, которые продолжались лишь чуть более суток. Среди рядовых украинцев события последнего уикенда обусловили особое беспокойство из-за опасений относительно собственных туристических перспектив в этой популярной для отдыха стране. Впрочем, именно политические реалии Украины и Турции мало чем похожи по своей сути, поэтому все возможные интерпретации процессов и поиск общих черт могут быть только слишком смелыми предположениями. Правда, полностью отрицать возможность военного переворота в Украине не стоит. Ведь именно в эти непростые для нашей страны времена зарождается ряд факторов, которые могут стать катализаторами для политических изменений с использованием военной силы.

О чем свидетельствуют события, которые произошли в Турции? С одной стороны, это продолжение многолетней борьбы двух мировоззренческих парадигм. Государство Турция возникло из остатков Османской империи именно благодаря мировоззренческой позиции и авторитету первого президента и безусловного лидера нации Кемаля Ататюрка, который определил роль армии и военных как главной интегрирующей силы и двигателя преобразований религиозного государства в светское. Впрочем, тяга к определяющей роли религии и культу личности никуда не исчезла. Турки и в дальнейшем сохраняют веру в сильную историческую фигуру, которая может укрепить страну путем соблюдения традиционных религиозных ценностей. К слову, именно такими настроениями воспользовался нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган, играя одновременно и в решительного лидера нации, и в демократического политика, умеющего держать слово и находить общий язык с Европой и США.

МИД Украины сделало заявление по ситуации в ТурцииВ Министерстве иностранных дел заявляют, что Украина решительно поддерживает демократически избранную власть Турции.

Однако последствия неудачного военного переворота приведут к совершенно иным тенденциям, ведь представители армии, так называемые «кемалийцы», или сторонники светского государства, потерпели поражение. Поэтому, естественно, что под флагами «защиты демократических ценностей» и выбора народа Эрдоган только усилит свои позиции, опираясь на всех возможных союзников в этом процессе. В том числе и так называемых «исламистов» – сторонников сильной религиозной власти государства. В то же время считать Эрдогана неким «новейшим султаном» было бы слишком преждевременной точкой зрения. Обманчивость процессов, которые сейчас происходят в Турции, может быть опасной и для нынешнего президента, и для всей страны в целом.

Война мировоззрений

Военные перевороты – скорее обязательная составляющая политических кризисов и внутренних процессов в Турции. В сухом остатке события двух дней стали фатальными для более чем 260 человек, около 1700 человек получили ранения. К тому же, страну ожидает очередной масштабный процесс «чистки» среди военных мятежников и других чиновников, должностных лиц, которые потенциально могли принимать участие в мятеже. Были арестованы более 3000 солдат и офицеров, также были уволены 2700 судей. Последнее решение более чем симптоматическое в контексте усиления авторитарных тенденций: во время референдума в 2010 году было принято решение ослабить роль военных и изменить функции судебной ветви власти.

Главная интрига теперь – как изменятся отношения между Турцией и США. Особенно в контексте последнего заявления Эрдогана относительно требования выдать турецкой власти якобы причастного к путчу влиятельного духовного лидера и мыслителя, 75-летнего Фетхуллаха Гюлена, который сейчас находится на территории Соединенных Штатов. К тому же, Турция на некоторое время заблокировала доступ американских самолетов НАТО к военной базе в Инджирлике, откуда они совершали спецоперации против сил «Исламского государства» в Сирии.

В Турции могут вернуть смертную казньПосле попытки военного переворота турецкие власти решили обговорить необходимость возвращения смертной казни.

В свою очередь, Гюлен высказал предположение, что военный переворот был осуществлен в интересах Эрдогана с целью усиления позиций его правящей партии и вообще властных полномочий. Американские аналитики также указывают на ряд обстоятельств и ошибок, допущенных путчистами, что может свидетельствовать об искусственной природе мятежа и его «постановочной» драматургии. «Не менее озадачивает почти дилетантское поведение путчистов, которым удалось захватить начальника генерального штаба, но не была осуществлена содержательная попытка задержать Эрдогана или кого-либо из высокопоставленных политиков. Крупнейшим телеканалам (контроль над которыми, кстати, принадлежит тому же Эрдогану – Ред.) было разрешено продолжать работать в течение нескольких часов, и когда солдаты появились в студии, их некомпетентность была почти комичной. Самолеты обстреливали мирных жителей и напали на парламент – поведение очень нехарактерное для турецких военных за пределами районов курдского повстанческого движения», – отмечает профессор по международной политической экономике при Гарвардском университете Дени Родрик в своей колонке на влиятельном ресурсе Project Syndicate. К слову, американский профессор указывает и на зверские убийства обычных солдат разъяренной толпой исламистов и сторонников партии Эрдогана, которые буквально линчевали некоторых военнослужащих прямо на улицах Стамбула и Анкары. Примечательно, что военные не открывали огонь, то есть не имели достаточных инструкций и приказов относительно своих дальнейших действий.

Оппонент Эрдогана ответил на обвинения в организации военного переворотаПредставители Фетхуллаха Гюлена, которого турецкие власти считают одним из возможных организаторов военного переворота в стране, заявили, что он не причастен к случившемуся.

Безусловно, ситуация, которая сложилась в Турции, будет иметь и свое влияние на отношения этой страны с НАТО и США в частности. Официальная Анкара еще больше дистанцируется от Вашингтона и начнет новый процесс «охоты на ведьм», что приведет к усилению авторитарных тенденций во власти. По словам президента Турции, группа военных, которая организовала переворот, заплатит за это высокую цену. Впрочем, находить общий язык придется, ведь Турция сейчас – один из главных союзников США в борьбе против «Исламского государства» в Сирии.

Пока что и США, и Европа сдержанно отреагировали на ситуацию, которая сложилась в Турции. Например, американский президент Барак Обама призвал стороны конфликта «соблюдать законность» и не делать ничего, что может привести к эскалации насилия в стране. «Призываю к сдержанности и уважению демократических институтов в Турции», – прокомментировала ситуацию в своем Twitter представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини.

В свою очередь, отношения с Россией могут даже значительно улучшиться. Кремлю выгодно использовать дестабилизацию ситуации в регионе, став на сторону президента Турции и параллельно приписав причастность к путчу США. Так, в российских СМИ широко тиражируется заявление мэра Анкары Мелика Гекчека о том, что пилот самолета, который сбил российский «Су-24» полгода назад, принимал активное участие в военном мятеже против нынешней турецкой власти. По его словам, пилот был членом организации проповедника Фетхуллаха Гюлена, так называемого «параллельного государства». «Именно «параллельное государство» испортило наши отношения с Россией. Это был инцидент, в котором участвовал один из пилотов этой структуры, ответственно заявляю. Он был одним из участников путча. До сегодняшнего дня мы этого не озвучивали, держали в секрете. Я официально заявляю, что наши с Россией отношения испортили эти негодяи», – заявил мэр Анкары. Уже после подавления мятежа Эрдоган имел телефонный разговор с Владимиром Путиным, после которого была достигнута договоренность о встрече двух глав государств в начале августа.

Фактор «социального взрыва»

В Украине подобные сценарии военного переворота в ближайшей исторической перспективе невозможны. Дело в том, что у нас отсутствует сама по себе военная элита, которая десятилетиями была опорой и движущей силой политических процессов в Турции. К тому же, в Украине отсутствует второй компонент ярого противостояния – религиозное влияние на внутренние процессы преобразований в государстве незначительное. Украинцы хоть и имеют свои, далеко не европейские политические традиции и заражены патерналистскими ожиданиями, уже давно развивают общественные процессы как светская нация.

Правда, нужно признать, что именно общий образ Вооруженных сил и добровольческие батальоны, которые сейчас отстаивают национальные интересы на Донбассе, пользуются наибольшим доверием среди граждан. По данным июньского социологического исследования Киевского международного института социологии, после церкви (63,7% доверия), украинцы больше всего доверяют армии (63,2% доверяют, 12% – не доверяют), волонтерским организациям (55,3% против 13, 4%) и добровольческим батальонам (49,2% и 17,9%).

Эрдоган договорился с Путиным о встречеПо результатам телефонного разговора между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом лидеры двух стран договорились о встрече с глазу на глаз.

На фоне постепенного роста социального напряжения граждане будут искать потенциальные «центры влияния», которым захотят доверять больше, чем политическим элитам. И пока сейчас организационные и пассионарные возможности тех же добровольческих батальонов крайне незначительны, в перспективе их влияние на процессы в государстве будет только расти. Особенно это касается длительной перспективы, ведь война на Донбассе в ближайшем будущем никуда не исчезнет, а милитаризация общества только усугубится. Поэтому пока политики будут критиковать друг друга, а в обществе будет ощутимо напряжение из-за отсутствия реформ, авторитет армии и ее руководителей (особенно тех, кто обладает соответствующей харизмой) будет только расти.

Пока армия как политический игрок, который способен влиять на процессы в украинском обществе, только начинает набирать вес. Сейчас важно создать влиятельные предохранители для того, чтобы не было соблазна воспользоваться силовым преимуществом в возможных кризисных ситуациях в борьбе за власть. Пока украинскому обществу удавалось менять власть и вектор движения путем демократических выборов, или собственными силами с помощью революций. До сих пор армия и добровольческие военные объединение не были определяющими центрами влияния на отечественную политику. Однако сможет ли общество избежать милитаризации в ближайшем будущем, покажет время и дальнейшие действия нынешней политической верхушки.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...