АТО: как менялись настроения политиков на протяжении года?

Ровно один год назад, 13 апреля 2014, началась антитеррористическая операция на востоке Украины. Тогдашний исполняющий обязанности Президента Украины Александр Турчинов объявил о решении СНБО освобождать территорию Донбасса от сепаратистов и террористов. С тех пор многое произошло: погибли тысячи людей, государство потратило миллиарды гривен, а многократные попытки восстановить мир оказывались безуспешными…. Ничего из этого не смогло остановить войну, которую мы называем антитеррористической операцией.

«Начать широкомасштабную антитеррористическую операцию с привлечением Вооруженных сил... Мы не дадим России повторить крымский сценарий», – заявил и.о. Турчинов в своем обращении к народу Украины. А накануне, 8 апреля, дал свое первое обещание относительно АТО – нормализировать ситуацию в восточных регионах, где сепаратисты захватили админздания. Выполнить обещание Турчинову, конечно же, не удалось.

Кстати, по началу, ему вторили многие члены временного правительства и парламента, а также и.о. всех инстанций. В принципе, это не удивительно, ведь через полтора месяца страну ожидали Президентские и местные выборы.

Ровно год назад, 13 апреля, и.о. главы Администрации Президента Сергей Пашинский заверил, что в восточных областях Украины не будет повторения крымского сценария. А заместитель председателя Днепропетровской ОГА Геннадий Корбан, объявил о создании спецбатальона «Днепр» для обеспечения безопасности граждан и противодействия диверсионным группам на территории Днепропетровской и соседних областей. Уже на следующий день, обещание Пашинского подхватили другие. Тарута пообещал не допустить господства террористов на Донетчине и не справился, а Ляшко дал слово, что Луганщина будет оставаться в составе Украины. Последнее заверение еще в процессе выполнения.

Чтобы не отставать, Тимошенко бросилась создавать Движение национального сопротивления. А губернаторы – обещать, что не допустят терроризма у себя в областях. Например, глава Черкасской обладминистрации, Юрий Ткаченко, заявил, что будет жестко реагировать на проявления сепаратизма на территории своей области. Кстати, «Слово и Дело» проверило состояние этого обещания и выяснило, что за 2014 год ОВД области фактов призывов к сепаратизму не фиксировали и информации по указанным правонарушениям в Единый реестр досудебных расследований не вносили.

В ближайшие два месяца акценты не менялись. На местах инициировали создание блокпостов и территориальной самообороны. Центральная власть обещала дать отпор внешней агрессии, реформировать ВСУ и легализировала батальоны специального назначения. Именно тогда, еще кандидат в Президенты Петр Порошенко за 3 дня до выборов дал свое небезызвестное обещание, что солдаты украинской армии, которые участвуют в боевых действиях, будут получать 1000 грн в день уже с 26 мая 2014 года. Что случилось с этим обещанием мы знаем: то же, что и с заверениями продать Roshen.

В начале лета ситуация в зоне боевых действий преломилась. Террористы стали активней наступать, а политики давать все больше обещаний относительно снабжения, вооружения и помощи украинским бойцам. Именно тогда были даны судьбоносные обещания относительно статуса участника боевых действий и закрытия/усиления границы с Российской Федерацией.

А дальше, в сентябре-декабре 2014 года, акценты заметно сместились в сторону помощи от Евросоюза и НАТО. Впрочем, глава правительства Арсений Яценюк все так же постоянно обещал обеспечить солдат то одеждой, то техникой, то едой. В канун парламентских выборов ни политические партии, ни «мажоритарщики» не брезговали темой АТО. Так, согласно информации «Вестей» наиболее упоминаемыми словами в предвыборных программах были «Украина» и «безопасность», что красноречиво подчеркивает спекуляцию политических партий на болезненной теме.

В новом году политики делали ставку на получение американского вооружения, введение военного положения и миротворческого контингента ООН.

Эксперты же подчеркивают: за год тему антитеррористической операции поднимали едва ли не все политики.

«За это время на теме АТО успели «попиариться» почти все политики. Начиная от Президента Порошенко, который в предвыборной гонке обещал закончить АТО, если не за считанные часы, то за несколько дней, и, заканчивая июньскими обещаниями экс-министра обороны Валерия Гелетея отпраздновать парад Победы в украинском Севастополе», – рассказывает «Слову и Делу» политолог Александра Решмедилова.

По ее мнению, на сегодняшний день в риторике политиков стали чаще звучать категории «война» и «страна-агрессор». По словам эксперта, Украина очутилась в длительном военном конфликте и сейчас его возможно только «заморозить» и уменьшить количество человеческих жертв. «Украинский политический спектр по отношению к теме АТО так же можно разделить на «партии мира» и «партии войны». Это четко было видно в их предвыборной риторике: хотя, по сути, сейчас мы видим, что Украину пытаются поставить на «военные рельсы». Война – это прекрасное оправдание всем проблемам и недочетам в стране, а также огромная дыра в Госбюджете», – говорит политолог.

Очевидно, что сейчас в стране какое-никакое, но перемирие. Что же касается обещаний, то год спустя после начала антитеррористической операции мы вернулись к тому, с чего начали: Порошенко обещает, что украинские военнослужащие в ближайшее время получат новую форму, Парубий – что все добровольцы получат статус участника АТО. Семенченко уверяет, что война на Донбассе завершится победой Украины, а Пашинский продолжает бороться с незаконными вооруженными формированиями, теперь уже не сепаратистами, а «добровольческими батальонами».

Анастасия Соснова, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...