Как победила Евромайдановская «сотня популистов»? Взгляд через год

Сегодняшняя ситуация под Дебальцево в значительно трагических и больших масштабах напоминает прошлогодние события в центре Киева. Именно 18 февраля 2014 протестующие во главе со Штабом национального сопротивления революционного Майдана начали пеший «мирный марш протеста» к зданию Верховной Рады, где должны были рассматривать вопрос о возвращении к Конституции 2004 года, которая бы сбалансировала парламентские и президентские полномочия. Возглавили марш протеста тогдашние оппозиционные лидеры, большинство из которых в настоящее время занимают высокие государственные должности.

Тот день положил начало радикальной фазе Революции Достоинства, которая продолжалась до 22 февраля и во время которой погибли по меньшей мере 86 человек, сотни и тысячи были ранены. Наиболее острым противостояние было между протестующими, силовиками и участниками так называемого «Антимайдана» в центре Киева именно 18 февраля. Было заметно, как в тот день утром, ведя колонны сотен майдановской «Самообороны», тогдашний комендант палаточного городка Андрей Парубий заметно нервничал. В среде оппозиционных лидеров никто и не скрывал, что ситуация так или иначе станет неконтролируемой.

Особенно циничными в дни эскалации конфликта выглядели обещания тогдашних оппозиционных лидеров по поводу того, что они смогут мирными мерами урегулировать ситуацию, найти компромисс. Фактически, лидеров тогдашней оппозиции – Арсения Яценюка, Виталия Кличко и Олега Тягнибока – революционный Майдан освистал после того, как они во время траурной погребальной процессии расстрелянных протестующих на ул. Институтской рассказывали об очередном этапе «поиска компромисса» с тогдашним президентом Виктором Януковичем.

Вспомним только некоторые из них. Например, тогдашний лидер партии «Батькивщина» Арсений Яценюк еще в декабря 2013 года заявил, что оппозиция не будет вести переговоры с властью до выполнения 3-х их требований: отставки правительства, ареста сотрудников «Беркута», которые принимали участие в избиении митингующих, а также освобождения арестованных активистов. Это обещание нынешний премьер-камикадзе так и не выполнил, методично посещая все переговоры с представителями тогдашней власти даже после расстрелов протестующих 20 февраля. Так же не было выполнено обещание относительно переговорного процесса по поводу вывода всех спецназовцев из центра Киева и других городов для продолжения мирного диалога с властями, а также не были гарантированы требования о неприменении репрессий к участникам демонстраций. Не получив позитивных результатов переговорного процесса, лидеры оппозиции обещали вместе с протестующими «идти до конца». «Если пуля в лоб – то пуля в лоб», – уверял протестующих 22 января со сцены на Майдане Независимости господин Яценюк.

Имеем интересную тенденцию: невыполнение своих обещаний во время революционных событий на Майдане можно было объяснить невероятно сложной ситуацией с координацией протестного движения, бешеным давлением тогдашней власти. Однако, что же случилось дальше?

Самый острый вопрос, который беспокоит почти каждого украинца в канун годовщины решающих событий на Майдане – почему до сих пор не наказаны исполнители и заказчики расстрелов протестующих на улице Институтской?

За последний год, украинцы так и не получили ответа на этот вопрос. Вместо этого мы наблюдали, как трижды менялись руководители ГПУ, как после парламентских выборов политические игроки торговались за принципиальный вопрос сохранение в должности руководителя МВД Арсена Авакова. Также вызывает не меньшее удивление внезапная отставка с должности секретаря Совета нацбезопасности активного и, казалось, самого честного из всех комендантов тогдашнего Майдана Андрея Парубия.

Что получили взамен? Опять гору невыполненный обещаний, которые никаких эмоций, кроме удивления и злости не вызывают. Ни один из представителей силовых ведомств за целый год так и не начал реальных шагов по расследованию событий 18-22 февраля 2014 года. Заявления новых ключевых силовиков носили исключительно популистский характер, очевидно – без четкого плана действий по реализации этих намерений в жизнь. Так, сначала первый вице-премьер-министр, а затем генпрокурор Виталий Ярема обещал во что бы то ни стало провести беспристрастное расследование массовых убийств во время Евромайдана. 30 сентября 2014 года он заявил об аресте трех сотрудников спецподразделения «Беркут», которые были причастны к массовым убийствам на улице Институтской, однако ни один из них так и признал свою вину, а один из обвиняемых – командир «Беркута» Дмитрий Садовник – в конце концов убежал из-под домашнего ареста. Пока единственное достижение Виталия Яремы – организация выплат денежной помощи семьям погибших на Майдане Независимости в Киеве. В конце концов, доверия господин Ярема так и не оправдал, а его председательство в должности генпрокурора закончились отставкой именно в канун памяти Героев Небесной Сотни. Новый генпрокурор Виктор Шокин вновь заверил украинцев, что преступления против Майдана будут расследованы в полном объеме и направлены в суд. Пока господин Шокин только вторую неделю занимает свою должность, поэтому насколько его действия соответствуют его словам – покажет время.

В конце концов, попиарился на погибших и нынешний Президент Петр Порошенко. Так, накануне президентских выборов в мае 2014 года, господин Порошенко пообещал инициировать создание международной следственной комиссии по расследованию убийств демонстрантов на Майдане. Впрочем, пока данное обещание так и осталось предвыборной лапшой на уши доверчивым избирателям.

Не менее громкие заявления сделал глава СБУ Валентин Наливайченко. Еще 16 мая 2014 он пообещал, что экс-президент Украины Виктор Янукович прибудет на допрос в Генпрокуратуру. Более того, позднее, в том же мае 2014 года в эфире одного из телеканалов он публично пообещал арестовать и судить Януковича. Однако Интерпол только 15 января этого года объявил о розыске беглого экс-президента. 11 месяцев, чтобы достичь этого – вот настоящий показатель эффективной деятельности СБУ.

Не меньше вопросов и критики вызывает деятельность министра внутренних дел Арсена Авакова. Так, «фейсбуковый» министр одним из первых среди оппозиционеров обещал наказать лиц, виновных в избиении демонстрантов 30 ноября 2013 на Майдане Независимости. Однако обещания так и не сдержал – виновные до сих пор не наказаны.

Наконец, новая власть все время сводит на нет упреки общества по поводу нераскрытых преступлений времен Евромайдана, ссылаясь на войну. Думаю, на этот раз критика в сторону власти по поводу отсутствия результатов расследований расстрелов на Майдане захлебнется в переживаниях по трагедии под Дебальцево. Одно понять трудно: почему тогда весь год представители действующей власти не упускали случая попиариться на смертях протестующих, делая громкие заявления? Это может свидетельствовать либо об их непрофессионализме, либо о полном отсутствии понимания того, что граждане не будут долго терпеть издевательств и обмана за невыполненные обещания. Тем более что в отличие от политиков, большинство активистов продолжают нести идеалы революции в собственных мыслях и действиях.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»

***
Редакция «Слово и Дело» может не разделять точку зрения автора. Редакция не отвечает за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль ее носителя.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...