Огонь на упреждение: к чему приведет новое обострение на Донбассе

Читати українською
Денис Поповичжурналист

В среду, 3 марта, так называемая «народная милиция ДНР» получила от российских кураторов разрешение «открывать огонь на упреждение» по украинским войскам. На фоне все растущей напряженности на линии разграничения это решение окончательно разрушает то хрупкое перемирие, которое держалось на Донбассе с конца июля 2020 года. Вероятность военного обострения на востоке Украины становится все более вероятной.

Режим полного и всеобъемлющего прекращения огня действовал на Донбассе с 27 июля прошлого года. Тишина иногда прерывалась выстрелами, однако стороны почти не несли потери, что позволяло, в частности, президенту Владимиру Зеленскому говорить о существенном продвижении к миру. Как известно, именно прекращение войны на Донбассе являлось важным предвыборным обещанием господина Зеленского.

Однако «Слово и дело» еще в конце июля прошлого года предсказывало, что перемирие рано или поздно будет нарушено. Ведь мирный план Зеленского основывался на выполнении Минских соглашений. Модальность Минска-2 выгодна для Российской Федерации и совершенно неприемлема для Украины. Полное выполнение существующего комплекса мер несет опасность для политического будущего Зеленского.

По сути, президент совершил серьезную ошибку, решив двигаться в русле Минска-2 и не предложив собственный сценарий урегулирования конфликта на Донбассе. Украина не может себе позволить выполнить Минские соглашения, а Россия не желала вносить в них выгодные для Киева изменения. Это закольцовывало ситуацию и неизбежно приводило к срыву любых попыток договориться.

Так оно в итоге и получилось. В середине февраля глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Леонид Кравчук признал, что перемирие де-факто сорвано. 19 февраля СНБО Украины, вместе с наложением санкций на семью кума Владимира Путина, Виктора Медведчука, фактически разрешил украинским бойцам на фронте, в случае угрозы своей жизни, открывать огонь без согласования с командованием.

В свою очередь, 3 марта, российские кураторы позволили так называемой «народной милиции ДНР» стрелять по украинским войскам «на упреждение». В тот же день полномочный представитель России в ТКГ Борис Грызлов заявил, что Украина «провоцирует военную эскалацию конфликта» и обвинил Киев в обнулении «большинства согласованных ранее гарантий безопасности».

Все эти взаимные выпады происходят на фоне обострившейся снайперской войны и многочисленных свидетельств о переброске войск к линии разграничения с той и с другой стороны.

Безусловно, стороны могут договориться о новом перемирии, но пока эти договоренности будут базироваться на существующей редакции Минска-2, любое перемирие рано или поздно будет сорвано. Этот заколдованный круг лишает мирные переговоры всякого практического смысла.

Поэтому все большую вероятность приобретает военный сценарий развития событий. Его следует рассматривать в комплексе с давлением на Виктора Медведчука и с трансфером власти в России, о начале которого ранее заявила Служба внешней разведки Украины в своей Белой книге.

Не секрет, что потенциал Вооруженных сил Украины существенно превышает возможности так называемых «корпусов» «ДНР» и «ЛНР», и в схватке один на один украинская армия, скорее всего, одержала бы победу. Ситуацию в пользу «республик» может изменить лишь прямое вмешательство российской армии, однако если его исключить, шансы на успех силовой операции резко повышаются.

Тот факт, что жесткие санкции, введенные против кума Путина, так и остались без ответа из Кремля, может говорить о том, что вертикаль в Кремле начала шататься и украинская власть может рассчитывать на то, что российская армия вступит в игру не сразу, позволив подразделениям ВСУ вклиниться на территорию, контролируемую ОРДЛО.

Начало такой операции будет очень легко объяснить, например, участившимися обстрелами со стороны боевиков. При этом украинская армия всегда сможет остановить свое продвижение и закрепиться на новых позициях, если увидит, что «отпускники» и «ихтамнеты» готовы перейти через границу и повторить что-то вроде Иловайска 2014 года. На широкомасштабное вторжение российская армия вряд ли решится под страхом введения новой порции серьезных санкций. Поэтому возможным результатом локальной операции может стать громкая победа ВСУ. Например, возвращение под контроль Украины какого-нибудь крупного населенного пункта. После этого можно садиться за стол переговоров и подписывать Минск-3, но уже на более выгодных для Украины условиях.

Но есть одна оговорка – и от нее зависит реализуемость этого сценария. Речь идет об управляемости силовиками – и конкретно армией – лично Путиным. Показательно, что когда недавно, 23 февраля, на российский «День защитника отечества», Владимир Путин возлагал венок к могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены, единственным «топом», который оказался рядом с президентом РФ, был министр обороны Сергей Шойгу. Журналисты кремлевского пула отмечают, что традиционно в Александровский сад 23 февраля вместе с президентом приходит «вся политическая элита России». На этот раз представителей элиты рядом с хозяином Кремля не оказалось. Что вызывает закономерные вопросы…

Денис Попович, специально для «Слово и дело».

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал