«Если Конституционный суд не будет работать полгода, статус ОРДЛО смогут закрепить в законе» – судья КСУ Слиденко

Читати українською
Судья КСУ Слиденко рассказал, почему считает последнее решение Конституционного суда благом для государства и какие выходы видит из конституционного кризиса.
РБК-Украина

Все законопроекты относительно выхода из конституционного кризиса так или иначе лучше инициативы президента Владимира Зеленского, предлагающего уволить весь состав Конституционного суда Украины. Так считает Игорь Слиденко – судья Конституционного суда, который писал ту часть решения КСУ от 27 октября, что касается признания неконституционными ряда полномочий НАПК. Судья подал заявление об увольнении, поскольку считает, что на него оказывается давление из Офиса президента, а его семье угрожает опасность. Почему КСУ вынес свое решение, не дав парламенту времени на исправление ошибок в законодательстве, как делал это раньше? Как решить проблему с проверками судейских деклараций, чтобы не нарушать независимость судебной ветви власти? Для чего надо было отменять уголовную ответственность за нарушение декларирования, будучи убежденным приверженцем декларирования как такового? Об этом и многом другом «Слово и дело» расспросило судью Конституционного суда Игоря Слиденко.

В одном из эфиров вы отреагировали на реакцию президента по поводу решения КСУ, что Владимир Зеленский «наговорил на 150 лет тюрьмы». Что вы имели в виду?

Его законопроект по восстановлению общественного доверия к конституционному судопроизводству и его обращение к собственной фракции содержат призывы к свержению государственного строя.

Сейчас идут разговоры о том, что в Раде нет голосов за инициативу президента. Параллельно депутаты подали несколько законопроектов, которые могли бы исправить антикоррупционное законодательство. Вы их смотрели? Кто-то предлагает изъять из закона о НАПК мониторинг по собственной инициативе?

Не мониторинг. Мониторинг абсолютно конституционный.

Неконституционным является контроль в том виде, который осуществлял НАПК как орган исполнительной власти. Это принципиально разные вещи. Любой вариант выхода из кризиса, предложенный и Разумковым, и другими представителями законодателя, является разумным. Один из них – более, другой – менее. Но они сохраняют государственный строй, сохраняют прежде всего Конституцию.

Вариант Разумкова – не политический, а правовой путь решения проблемы. Хорошо, пусть восстановят эти нормы, и приведут их в соответствие в разумный, подчеркиваю, в разумный срок. Чтобы не открывали двери судей ногами. Потому что это не менее страшно, чем все остальное. И недопустимо.

Причем, кризис создал не Конституционный суд. Кризис создали нелепые нормы, которые создают конфликты. Рано или поздно нечто подобное произошло бы, если не с Конституционным судом, то с Верховным или любым другим. На самом деле речь идет не о законодательстве, а о развале Конституционного суда.

Почему вы так считаете?

Вчера Совгиря, представитель Верховной рады в КСУ заявила, что они распускают Конституционный суд, а новый сформируют, в лучшем случае, к середине 2021 года. То есть, государство более полугода будет функционировать без Конституционного суда. Вы знаете, сколько законов можно принять за это время, последствия от которых потом десятилетиями устранять? Все беспокоились о статусе ОРДЛО, который надо зафиксировать в Конституции. Его могут зафиксировать не только в Конституции, но и в законе. Представьте, что будет, если эта Верховная рада примет такой закон? А она примет. На это там хватит голосов.

И не будет органа, котрый это отменит. А нынешний Конституционный суд, я даю гарантию, никогда не пойдет на такое самоубийство. И так далее. Я уже не говорю о социальной политике.

Вчера подняли цены на газ на 35%. Для провинции это – смерть, потому что там большинство отапливают дома газом. Для того, чтобы согреть небольшой дом в селе нужно около 3-4 тысяч гривен. Кто их и где найдет? Таких пенсий в селе нет. И субсидии забрали. Так не говорят о газе. Это никому не нужно. Я уже не говорю о ситуации с вирусом, о том, что гривна падает. Что гривна падает от того, что Конституционный суд принял решение? Или она до этого не падала?

Ноам Хомский предложил 10 способов управления толпой, и первый способ – это отвлечение внимания. Когда ты провалился по всем направлениям, когда проиграл выборы, когда над тобой смеются, то надо посмотреть в зеркало.

Местные выборы показали, что мы вернулись к состоянию 2010, а может, даже и 2004 года. То есть, Украина четко разделена на две части. Что бы там «слуги» не говорили, что они везде набрали голоса, реально юго-восток Украины контролирует ОПЗЖ, центр и запад контролирует Евросолидарность и еще несколько небольших партий.

Зачем ОПЗЖ играть в игры Зеленского? Что они с этого будут иметь, как говорят в Одессе, если у них есть народ, который их поддерживает. И Порошенко для чего этот Зеленский? Чтобы он очередные дела против него открывал каждый день?

Вам не кажется, что ситуация с КСУ похожа на спецоперацию?

Я более чем уверен, что ситуацию использовали. Я на Страшном суде присягну, что не выполнял ничью волю, когда писал это решение. Я писал его так, как считал нужным, как подсказывала мне моя совесть. Ничего другого сделать с этими нормами, чем отменить, нельзя. Это вам скажет любой специалист по конституционному праву.

Да, можно критиковать решение, но сама проблема никуда не исчезает. Это – первый курс любого юрфака, аксиома о том, что исполнительная власть не может контролировать судебную. И так везде: в Германии, Франции, Эстонии и так далее. Поэтому не нужно с больной головы на здоровую перекладывать эти вещи. То есть, не КСУ выписывал эти несовершенные нормы. Просто ситуацией воспользовались и сейчас все идет в русле спецоперации.

Даже если взять мою ситуацию. Перед новым годом я поехал за границу на отдых и вернулся на работу 8 января 2020 года. НАПК выявило, что я не задекларировал зарплату. Я дал объяснение, что меня не было в Украине, и я физически не мог этого сделать. Речь идет о зарплате, которая фиксируется другими органами. Если бы они обратились в комиссию по регламенту и этике КСУ, там бы разъяснили, украл я эти деньги или просто не успел задекларировать. И вопрос бы исчерпался. И на уровне НАПК все могло закончиться, если бы они не хотели использовать эту ситуацию и скандала.

Ранее КСУ также выносил решения, в частности, что президент не может назначать руководителей САП, НАБУ, ГБР, но тогда давал срок на исправление законодательства. А вот с НАПК такого срока не дали. Почему?

Я выскажу собственное мнение. С точки зрения права, давать этот срок – это ерунда. Не может любая норма, признанная неконституционной, еще некоторое время регулировать отношения. Это нонсенс. Да, Конституционный суд такое делал, и делал произвольно – ни закон, ни регламент не предусматривает такой возможности. Но Верховная рада ни разу не воспользовалась этим сроком. Если бы Конституционный суд и на этот раз дал срок, вы думаете, что-то бы изменилось?

Однако, если бы Конституционный суд вообще не вынес такого решения, то уже было бы 4 протокола, составленные против судей, сами знаете каким образом. Просто искусственно взяли и сконструировали конфликт.

Готовились протоколы и на других судей. Тот же Головатый, который проголосовал против (отмены ст.366-1 и некоторых полномочий НАПК – ред.), не задекларировал почти 4 млн грн. И на него уже должны были составлять протокол. И у других судей также были бы проблемы. А потом Зеленский вышел бы, апеллируя к улице, и спросил, нужен ли Украине суд коррупционеров?

Почему-то вспомнил братьев Стругацких, которые писали, что после правления серых всегда приходят черные, а более серой и убогой власти, чем эта, не было за всю историю Украины. Были разные: бандиты, маниловы, как Ющенко, бизнесмены, как Порошенко, были директора, как Кучма, были парторги, как Кравчук, но такой убогости и серости, не зелени, а серости, еще не было. И такого стыда за этого президента...

И что с этим делать?

Единственное, что может спасти ситуацию – это четкое следование закону. Есть решение Конституционного суда. Даже если оно кому-то не нравится, измените в закон о НАПК и в ст. 366-1 УК, примите ее снова. Разберитесь с фракцией президента, имеет ли она большинство? Насколько мне известно, прошлый парламент разогнали из-за того, что не было большинства и ему не доверяли. В этом парламенте есть большинство и ему доверяют? Может, запустим по-новому?

С 8 октября в Конституционном суде лежит ваше заявление об увольнении. Вы заявляли, что вам звонили из Офиса президента и угрожали, требуя увольнения, а ситуация с нарушением декларирования устроена НАПК, чтобы был повод дискредитировать вас. Будете ли обращаться в правоохранительные органы относительно давления?

Сначала я должен предоставить всю информацию Собранию судей, которую мои коллеги должны проанализировать. А вдруг я ошибаюсь, возможно, это не было давлением? В любом случае, процедура такова.

А вне процедуры вы все равно считаете, что это было давление?

Когда мне звонят и говорят, что мне все равно не дадут здесь работать (в КСУ – ред.), то как вы считаете, это давление? Я считаю, что давление. И при желании, доказать это будет не сложно.

Если вы уйдете из КСУ, не будет ли это своеобразным бегством или признанием поражения, ведь в этом органе будет нехватать специалиста такого уровня, как вы?

Вы мне поставили страшный вопрос. Но кроме меня есть еще моя семья. У меня двое маленьких детей: девочке 6 лет, мальчику – 7, и сейчас жена на восьмом месяце беременности все это переживает. Когда ко мне домой пришли от НАПК и начали ломиться в дверь, я их выставил, начал звонить в полицию, моя дочь спросила: «А что нас убивать пришли»?..

Кроме того, кажется, что сейчас я наиболее демонизированная персона в Украине. Но если юристы объяснят общественности, что я не тот, за кого меня выдают, то я останусь. Ведь этим решением (декриминализация недостоверного декларирования и лишение части полномочий НАПК – ред.), суд сделал доброе дело, потому что он заставил менять эту фиктивную систему, чтобы она заработала. Ведь основной недостаток этой системы в том, что это была фикция.

То есть с самого начала антикоррупционное законодательство было несовершенным и мертворожденным?

Оно было написано на уровне реферата, для того, чтобы показать, что якобы есть НАПК, САП, НАБУ, ГБР, но при этом не работало. В Украине не сажают в тюрьму не потому, что кто-то не хочет. По большому счету, правда в том, что этого не позволяет несовершенное законодательство.

Вы настаиваете на том, что рано или поздно недостоверное декларирование надо было бы отменить ради того, чтобы эту норму усовершенствовали и сделали действенной?

Декларирование обязательно должно быть. Причем, декларироваться должны все, кто получает доход, хотя бы для того, чтобы видеть, облагается ли он налогом или нет. Это стандартные практики, которым уже более ста лет.

И уголовная ответственность тоже должна быть за ложь в декларации или недекларирование?

Конечно. Статью надо возвращать в Уголовный кодекс, только убрать из нее слова, которые указывают на непредумышленное недекларирование. Иначе она не работает. Человек будет утверждать, что забыл продекларироваться, и как это опровергнуть в суде?

Относительно судейской ветви власти: какой, по вашему мнению, должен быть выход?

Во-первых, нужна широкомасштабная судебная реформа, которой еще не было. И пока ее не будет, пока у нас есть Окружной административный суд и так далее, толку здесь не будет. А контроль над судьями, очевидно, должен быть, даже немного сильнее чем сейчас. Но этот контроль должен учитывать независимость судебной власти. И это можно сделать через Высший совет правосудия.

Напомним, «Слово и дело» разбиралось, что предусматривает новый законопроект о восстановлении е-декларирования.

Также мы выяснили, какие решения выносил КСУ относительно антикоррупционного законодательства в Украине с 2014 года.

Ирина Рыбинская, специально для «Слово и дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал