Канал Стамбул: кого напугает Нью Босфор Эрдогана

Читати українською
Осман Пашаевжурналист

«Моя мечта – Канал Стамбул», – сказал премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган девять лет назад. 23 декабря ушедшего года президент Турции Эрдоган обещал начать строительство мечты в 2020 году. Искусственную артерию параллельно Босфору хотят проложить на западе Стамбула к 2027 году. Его технические подробности нет смысла перечислять. Они корректно изложены в Википедии. Длина: 45 км. Он короче Суэцкого (160 км) или Панамского (80 км). Ничего неосуществимого в проекте нет.

Полемика вокруг канала идет по линии «вы за экологию или за безопасность?»

Публично президент Эрдоган говорит, что Канал Стамбул пророют для безопасности самих же стамбульцев, прекратив навигацию по мелеющему Босфору. Заодно можно и заработать: Канал Стамбул будет пропускать 120 торговых суден в сутки. Турция якобы сможет зарабатывать на этом до 5 миллиардов долларов в год. Сейчас многие торговые судна неделями стоят на рейде из-за перегруженности Босфора.

Торговые судна под любым флагом имеют право на беспрепятственный проход через проливы Босфор и Дарданеллы. Турция зарабатывает на навигации, но порой корабли врезаются в босфорские берега, разрушая исторические здания и угрожая жизни и имуществу горожан.

Выборы в Турции: как политические партии поделили голосаВ Турции недавно прошли парламентские и президентские выборы. О том, как распределились голоса между партиями, пишет Осман Пашаев.

Противники строительства объединились вокруг мэра Стамбула Экрема Имамоглу. Они называют проект «Или канал, или Стамбул», а возможное строительство – экологической катастрофой. Канал Стамбул пройдет через четыре озера на европейской стороне города, уничтожив источники пресной воды. Европейская часть Стамбула превратится в остров.

На берегах искусственного пролива планируют возвести современный мега-город с огромными парками, жилищными комплексами и центрами развлечений. Под Новый Город на берегах канала уйдет полмиллиарда квадратных метров земли. «Многомиллиардные тендеры – главная мотивация власти», – говорят в оппозиции. «Все самое важное не в канале, а вокруг него», – утверждают оппоненты.

Аналитиков же интересует иное:

Повлияет ли строительство канала на конвенцию Монтрё, которая ограничивает прохождение военных кораблей через Босфор

Преподаватель факультета права Галатасарайского университета Зейнеп Пирим в интервью «Голосу Америки» сказала: «Канал Стамбул ставит соглашения 1936 года под сомнение. Монтрё не распространяется на искусственные сооружения». А значит, Турция может установить свой суверенитет над водным путем из Мраморного моря в Черное, не нарушая Конвенции. Прекратив навигацию на Босфоре, Турция якобы сможет оставить одну альтернативу – искусственный канал. Прохождение любых кораблей в мирное и военное время Турция сможет регулировать национальными законами.

Турецкий эксперт по России Йорюк Ышык в интервью каналу «Медиаскоп» сказал, что Москва молчит, а значит, не воспринимает всерьез геополитическую версию проекта. У турецкой стороны якобы несколько раз была возможность согласно Монтрё ограничить хождение русский кораблей.

Монтрё позволяет это делать, если Турции угрожает безопасность. Но Турция не сделала этого ни разу со времени начала войны в Сирии и оккупации Крыма. Турция не воспользовалась своим правом даже во время «самолетного кризиса» в 2015 году, когда ВВС страны сбили русский Су-24.

В мирное время военные судна черноморских стран свободно передвигаются через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы, ограничения действуют на подводные лодки, авианосцы и тоннаж кораблей. Кроме того, необходимо заблаговременно сообщать о прохождении военного судна. Для нечерноморских стран ограничено время пребывания в Черном море – не более 21 дня.

Момент истины для Эрдогана: три причины, почему Турция становится диктатуройТурция стала на путь диктатуры. Но следует ли винить в этом только самих турок? Интриги добавляет тот факт, что в ЕС увидели в последнем турецком референдуме существенные угрозы для демократии, тогда как в США – нет.

По мнению контр-адмирала в отставке Тюркера Эртюрка, соглашениями Монтрё больше всего недовольны США: «Черное море – единственное на планете, куда не могут войти американские авианосцы. США – глобальный игрок. Конечно, они хотят изменить баланс сил. Мы даже в годы холодной войны не допустили столкновений в Черном море. Для сохранения стабильности мы должны придерживаться Монтрё».

Бывший адмирал уверен, что конвенция 1936 года является логическим продолжением Лозаннского соглашения 1923 года, которое гарантирует территориальную целостность Турции. Он обеспокоен, что пересмотр Монтрё серьезно навредит Турции.

С военной точки зрения строительство искусственного канала выгодно Румынии, Болгарии, Грузии и Украине

Сейчас Россия доминирует в черноморском регионе. Ежемесячные встречи Эрдогана и Путина создают иллюзию доверия между двумя президентами. Но Путин после встреч с Эрдоганом встречается с сирийским лидером, а Башар Асад перед телекамерами водит своего хранителя по тем мечетям, в которых команда Эрдогана собиралась помолиться после быстрой победы над дамасским режимом.

Открытие газопровода «Турецкий поток» пока ничего не принесло Анкаре. Путин не пошел на уступки по цене на газ. Анкара до сих пор покупает его по самым высоким тарифам в Европе. До попытки военного переворота в 2016-м Эрдоган публично призывал не допустить превращения Черного моря в «Русское озеро». Украина после российской агрессии практически утратила свободу передвижения в нем, а в Азовском море Москва прямым текстом свела украинскую активность до уровня пляжного пловца: «за буйки не заплывать». Канал Стамбул может помочь провернуть то же самое с Россией, заблокировав ее на своей же территории.

Профессор политологии университета Кахраманмараш Тогрул Исмаил утверждает, что проекты, подобные Каналу Стамбул, всегда многомерны. О реальных целях строительства проекта можно будет говорить после того, как у него появятся инвесторы.

Предварительный бюджет проектирования и строительства канала варьируется в пределах 15-25 миллиардов долларов. Кто будет в него инвестировать, не знает никто. «Пока гипотетический канал не влияет на возможное изменение сил в черноморском регионе», – говорит Тогрул Исмаил. «Можно будет обойти Босфор, но сложно обойти Дарданеллы. Если бы США хотели войти в Черное море, то никакие ограничения по Монтрё не помешали бы сделать им это», – говорит профессор Исмаил.

Осман Пашаев, специально для «Слово и Дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...