Дело об убийстве Павла Шеремета: аргументы защиты и обвинения

Читати українською

С тех пор, как задержали подозреваемых в убийстве известного журналиста Павла Шеремета у общественности появилось много вопросов к следствию, хотя и сторона защиты ведет себя довольно эмоционально. Точку в этом деле должен поставить суд, если уголовное производство не развалится еще на этапе следствия. «Слово и Дело» предлагает посмотреть, какие аргументы приводят обе стороны.

Журналиста Павла Шеремета убили утром 20 июля 2016 года в центре Киева, когда он ехал на утренний эфир. Авто под управлением Шеремета взорвали в момент, когда иномарка стояла на перекрестке улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко. От полученных ранений журналист скончался.

Следствие длилось более трех лет и рассматривало 4 версии убийства Шеремета: неприязненные отношения, профессиональная деятельность, дестабилизация ситуации в стране и покушение на гражданскую жену Шеремета, руководительницу «Украинской правды» Алену Притулу.

В оперативную следственную группу вошли сотрудники Нацполиции, Генпрокуратуры, СБУ и представители ФБР, участвовавшие в анализе взрывчатки, автоэкспертизе и исследовании видеоматериалов. После исследования записей с видеокамер возле дома, где жил Шеремет, следствие заявило, что преступление совершено людьми с видео, опубликованного 22 июля «Обозревателем». На видео зафиксированы мужчина и женщина, которые ночью 20 июля 2016 года заложили взрывчатку в автомобиль в 2:40 ночи.

12 декабря 2019 года представители Генпрокуратуры задержали по подозрению в убийстве Шеремета военного медика Яну Дугарь, волонтера и детского врача-кардиохирурга Юлию Кузьменко, музыканта и участника АТО Андрея Антоненко.

По версии следствия Антоненко был «организатором» убийства Шеремета, Кузьменко – непосредственным исполнителем, а Дугар «проводила разведку» вокруг места преступления. 13 декабря Печерский райсуд Киева избрал всем трем задержанным меру пресечения: Яне Дугарь – круглосуточный домашний арест, Юлии Кузьменко и Андрею Антоненко – содержание под стражей.

Следователи утверждают, что Юлия Кузьменко закладывала взрывчатку в машину Шеремета, а потом привела в действие взрывное устройство. Доказательством этого могут быть записи с видеокамер. Также на брифинге МВД сообщили, что Кузьменко в телефонном разговоре говорила об обстреле Киева из «Градов».

Дело Шеремета: адвокат подозреваемой пожаловался на не допуск к материаламВ деле об убийстве журналиста Павла Шеремета, адвокат подозреваемой Юлии Кузьменко заявил, что ему не дают ознакомиться с материалами производства.

В частности, в телефонном разговоре с мужчиной, которого МВД называет «гражданин В. Марат», Кузьменко сказала: «Я хочу, чтобы это произошло. Мне этого Киева не жалко вообще». В ответ Марат отметил: «Чтобы Киев привести в норму, надо 4-5 кассет «Града» выпустить и все». На это Кузьменко добавила: «Киев такой испуганный, что ему полкассеты хватит».

Адвокат и собеседники Кузьменко утверждают, что записи телефонных разговоров были вырваны из контекста и сфабрикованы.

Бывший муж Юлии Кузьменко уверяет, что в ночь на 20 июля 2016 года она была дома: «Если речь идет о 19-м числе. В ночь с 19-го на 20-е она, безусловно, вне всяких сомнений, была дома».

Еще одним доказательством вины Кузьменко является, по мнению правоохранителей, тот факт, что за последние четыре года кардиохирург приобрела дом и дорогой автомобиль. На это адвокат подозреваемой утверждает, что сопровождал процесс расторжения брака Кузьменко и раздела имущества, который был еще до убийства журналиста, и может детально описать, какое имущество и когда появилось у его подзащитной.

У следствия есть еще один аргумент: мобильные телефоны Андрея Антоненко и Юлии Кузьменко в ночь на 20 июля 2016 года были отключены, что для них совсем не характерно.

Что касается Антоненко, то правоохранители обнаружили сходство одежды музыканта на его фото в соцсетях с одеждой предполагаемого убийцы (специфические эмблемы и изображения). Во время обыска у него нашли противопехотную мину, модель которой похожа на устройство, которым взорвали авто Шеремета. К тому же, по мнению следствия, Антоненко «увлекся ультранационалистическими идеями, культивировал величие арийской расы и разделение общества по принципу национальной принадлежности».

Защита Антоненко и его друзья, в свою очередь, утверждают, что человек с камер видеонаблюдения был ниже Антоненко, но шире в плечах. К тому же у музыканта есть татуировки на руках, сломанны уши, что не соответствует внешности мужчины на видео. Есть вопросы к форме бороды у подозреваемого и мужчины на записи.

Относительно мины, которую нашли у музыканта во время обыска, адвокат утверждает, что ее подарили музыканту в зоне АТО и у нее пустой корпус. Защитник Антоненко заявил, что музыкант не принимал участия в боевых операциях и не проходил инженерной военной подготовки для того, чтобы получить навыки и самостоятельно сконструировать взрывчатку.

Также защита Антоненко обращает внимание на то, что во время обыска у него не обнаружили литературу или символику, которые могли бы подтвердить версию о расистских или неонацистских убеждениях подозреваемого.

Военная медсестра Яна Дугарь, по версии следствия, перед убийством журналиста фотографировала камеры наблюдения. Проанализировав записи, экспертиза подтвердила, что на видео в обоих случаях именно Дугарь.

Между тем, народный депутат и известный волонтер Яна Зинкевич обнародовала справку о том, что с июня по сентябрь 2016 года подозреваемая находилась в АТО.

Адвокат Яны Дугарь указал на то, что в ее военном билете стоит отметка: с 3 июня по 26 сентября 2016 года она находилась на территории воинской части закрытого госпиталя.

Министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что взрывчатку под машину Шеремета заложили ветераны АТО Владислава и Инна Грищенко, которые сейчас проходят подозреваемыми по другому уголовному производству. Аваков сослался на выводы американского эксперта, который утверждает, что на видео зафиксированы не супруги Грищенко, а Андрей Антонюк и Юлия Кузьменко.

Супруги Грищенко фигурируют в деле об убийстве Шеремета как «лица, обладающие информацией», хотя сами они заявили, что не были знакомы с подозреваемыми в 2016 году.

Спикер МВД Артем Шевченко отметил, что следствие продолжается, и объявленные подозрения могут быть неокончательными: «Все, что написано в подозрении, от первой до последней буквы, по юридической силе является предположениями. Возможно, они подтвердятся в ходе следствия, а возможно нет. Подозрение может быть изменено, дополнено, отменено. Возможно, это была эта женщина (Юлия Кузьменко – ред.), а возможно и нет. Пусть следствие закончится, когда дело будут передавать в суд, если дойдет до суда, там уже будет окончательная версия».

Ранее «Слово и Дело» писало, что подозреваемая в убийстве Павла Шеремета Юлия Кузьменко подала в суд на МВД. Третьим лицом в иске указан министр Арсен Аваков.

Также мы сообщали о заявлении свидетеля в суде о том, что военный медик Яна Дугарь на момент убийства журналиста находилась на территории 66-го военного медицинского госпиталя в Покровске в Донецкой области.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
Загрузка...