Какие проблемы может создать Украине история с возвращением кораблей

Читати українською
Денис Поповичжурналист

В среду, 20 ноября, украинские бронекатера «Никополь», «Бердянск», а также буксир «Яны Капу» вернулись в украинский порт Очаков. Как известно, эти корабли вместе с их экипажами были захвачены российскими пограничниками 25 ноября прошлого года, после неудачной попытки прохождения через заблокированный россиянами Керченский пролив. РФ вернула и моряков, и корабли. Последние, как утверждает украинская сторона, были разграблены захватчиками.

В военную гавань Очакова украинские бронекатера «Никополь», «Бердянск», а также буксир «Яны Капу» вернулись во второй половине дня 20 ноября. Они были захвачены российскими пограничниками вместе с экипажем без малого год назад, после попытки прорваться в Мариуполь через Керченский пролив. Во время инцидента бронекатер «Бердянск» был поврежден артиллерийским огнем.

Экипаж кораблей вернулся домой 7 сентября, во время масштабного обмена пленными между Украиной и РФ. Корабли же были переданы Украине 18 ноября неподалеку от того места в море, где они были захвачены. В течение двух следующих суток их на буксире тянули в Очаков.

Причину «почему так медленно» объяснил командующий Военно-морскими силами Украины Игорь Воронченко: «Россияне их «угробили». Поснимали плафоны, розетки и даже унитазы». Позже бывший главный военный прокурор Анатолий Матиос опубликовал более подробный перечень оборудования, которым «поживились» россияне. По его информации, на всех кораблях снято или разбито радионавигационное оборудование, радиолокационные станции, вооружение (кроме 30-мм пушек) и боеприпасы, документация, плиты, нагревательные приборы и унитазы. Катер «Бердянск» получил несколько пробоин и повреждение силовой установки (очевидно, в результате обстрела). Без розеток и плафонов, ко всему прочему, лишился буксир «Яны Капу».

Российский адвокат Николай Полозов, представляющий интересы украинской стороны, пояснил, что оборудование было изъято сразу после захвата в рамках расследования уголовного дела, в качестве вещественных доказательств. Как известно, Россия считает Крым «своим», поэтому попытку украинских моряков пройти через Керченский пролив рассматривается в РФ как уголовное деяние («незаконное пересечение государственной границы»).

Более того, по словам адвоката, сами корабли также являются вещественными доказательствами и переданы украинской стороне на «ответственное хранение». То есть в любой момент следствие в РФ может потребовать вернуть корабли обратно для проведения следственных действий. Такой же вызов может поступить и морякам, а если они откажутся, их могут объявить в международный розыск.

В четверг, 21 ноября, российская ФСБ распространила видеоролик, свидетельствующий о том, что Украина получила корабли в исправном и комплектном состоянии. «Если за время перехода от берегов Крыма до Очакова украинская сторона сумела «угробить» суда и довести сантехнику до ненадлежащего состояния, то это проблема самой украинской стороны», – иронизирует ФСБ РФ.

В то, что россияне могли снять оборудование с кораблей, на самом деле, довольно легко поверить, особенно если вспомнить, в каком состоянии была возвращена захваченная в Крыму военная техника. Точку в обмене репликами могло бы поставить обнародование акта приема-передачи, который, по идее, следовало бы составить во время возвращения кораблей украинской стороне. Этот документ мог бы пролить свет на то, какое оборудование исчезло, а какое осталось на борту. Но в любом случае в этой истории напрашивается несколько выводов.

Во-первых, тот факт, что в руки к оккупантам попало радиооборудование, а именно современные цифровые американские радиостанции Harris, направленные Украине в рамках военной помощи, может иметь самые непредсказуемые последствия. Остается надеяться, что экипаж успел привести в негодность эти радиостанции до их захвата противником. Ведь Harris используются и сухопутными войсками на Донбассе. Раскрыв секрет этого оборудования, россияне могу разработать эффективную систему подавления связи между нашими подразделениями.

Во-вторых, Россия в любом случае должна была вернуть эти корабли во исполнение соответствующего решения Морского трибунала ООН. Однако Украина могла бы и не принимать разграбленные суда, сохранив определенный рычаг давления на РФ.

Однако то обстоятельство, что разбитые корабли все-таки были приняты, следует рассматривать в более широком контексте, чем просто факт передачи. Президент Владимир Зеленский пытается выполнять свои предвыборные обещания, связанные с возвращением пленных. И на этом фоне не так уж и важно, в каком состоянии они пришли. С другой стороны, эта маленькая уступка может дорого обойтись украинской стороне во время предстоящих переговоров Нормандском формате.

Денис Попович, специально для «Слово и Дело».


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...