Что произошло в Балаклее и можно ли было избежать взрывов?

Читати українською
Сергей Грабскийвоенный эксперт

Речь идет о возгорании травы. Трава может загореться по десяткам причин и горит она не только в Балаклее. Балаклея – это законсервированный, недействующий объект.

Такое мнение в комментарии «Слову и Делу» высказал глава совета Всеукраинского объединения «Союз участников миротворческих операций» Сергей Грабский, оценивая взрывы на складах с боеприпасами в Балаклее и заявление Минобороны о том, что на территории арсенала произошел пожар в результате возгорания сухой травы.

«В Балаклее продолжаются работы по зачистке и по обнаружению боеприпасов, которые рассыпались и были утеряны. Мы ее называем загрязненной территорией после прошлогоднего взрыва. Да, возможно, халатность, возможно, кто-то кинул сигарету, возможно, кто-то решил поджечь траву, но нет гарантий, что там не было боеприпасов, не разорвавшихся с прошлого раза, которые могли быть не на поверхности, зарыться в землю и детонировать», – отметил Грабский.

На военных складах в Балаклее снова произошли взрывы: что пишут в соцсетяхНа складах в Балаклее опять взрывались боеприпасы. Похожий инцидент случился в марте прошлого года.

Ключевое слово – законсервированный, акцентировал он, добавив, что внимание уделялось только недопущению на территорию лишних людей, ограничению прохода.

«Это все равно, что гулять по неразминированному минному полю. Кто-то рискнет отправить людей, которые не умеют обращаться с взрывоопасными веществами и предметами, косить траву в такие зоны? Нет. Соответственно, образовалась пожароопасная ситуация, которая в силу определенных причин там сработала. Жара, никто ничего не поливал», – пояснил специалист.

Говорить, что это системные нарушения, не стоит, добавил эксперт.

На его взгляд, это может случиться где угодно. К примеру, даже вокруг Киева много горящих участков травы, и это также можно списать на недостатки работы ГСЧС, органов власти.

Сработал человеческий фактор, что требует расследования и определенных действий, уточнил он.

К сожалению, мы не умеем еще работать с такими проблемами и задачами, с которыми столкнулись за последние 4 года.

«Кто будет виноват, если в районе Вышгорода, к примеру, загорится лес? Как можно сработать на опережение? Есть природные явления. Говорить о драматичности не стоит. С такой же ситуацией мы можем столкнуться на Донбассе, если кто-то в зоне боевых действий попробует поджечь траву. Столько боеприпасов, что невозможно избежать всего», – подчеркнул эксперт.

По его словам, маловероятно, что это могла быть халатность при организации работ по утилизации боеприпасов.

«Утилизация боеприпасов – специфический процесс, при котором, образно говоря, студят холодную воду. Сам процесс утилизации проводится максимально безопасно. То, что какой-то ненормальный стукнул по взрывной капсуле, исключено. Даже если на снаряде нет взрывателя, можно наложить заряд на этот снаряд и расколоть его – он не взорвется при правильном расчете. А там этим вопросом серьезно занимаются», – резюмировал Сергей Грабский.

«Слово и Дело» выясняло, как в социальных сетях отреагировали на новый инцидент в Балаклее.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...