«Спецоперация» в отношении 65 «авторитетов»: профилактика или фарс?

Читати українською
Максим Кречетовжурналист, блогер

В начале было слово. То есть рейтинг Всемирного экономического форума, в котором Украина заняла 113-ю позицию из 137 стран по уровню организованной преступности. А потом была «блестящая» операция в кабаке под Киевом, в ходе которой полиция зачем-то задержала шесть десятков человек, объявив их всех «уголовными авторитетами». Потом, правда, всех отпустили.

Прогресс нужно отметить: полиция реагирует на имиджевые вызовы. Но реагирует на них с ещё бóльшим ущербом для своего имиджа. Конечно, это лишь наши предположения, что появление рейтинга и последовавшая за ним «спецоперация» под Киевом связаны между собой, но разве у нас нет для этого оснований?

Криминогенный ужин

26 ноября полицейские задержали (некоторые СМИ с «особо грамотными» редакторами написали «арестовали») в ресторане в Пуще-Водице более 60 «уголовных авторитетов». По сообщению полиции, «в ресторане, по оперативной информации, собрались люди, которые пытаются влиять на криминогенную ситуацию в Киеве и других регионах». Всех увезли в управление полиции. За что? Но для начала устроим небольшой «взрыв мозга» тем, кто в полиции пишет такие тексты для прессы. Итак, согласно классическому определению термина «криминогенная ситуация» это: обстановка, характеризующаяся распространенностью преступных деяний, порождающая преступления, способствующая усилению преступности.

Под криминогенной ситуацией в криминологии понимается событие или состояние, вызвавшее у лица решимость совершить преступление. «Иначе говоря, – написано в справочниках, – криминогенная ситуация – это совокупность обстоятельств, в которых оказывается человек перед совершением преступления, воздействующих на его сознание, чувства и волю и в соответствии с нравственными качествами данного лица, непосредственно обусловливающих его намерение и решимость совершить уголовно наказуемые (умышленные или неосторожные) деяния. Криминогенная ситуация, не являясь непосредственной причиной совершения преступления, занимает как бы промежуточное место между личностью преступника, средой и преступлением. Она предшествует преступлению и является его непременным «спутником». Никакое преступление не может быть совершено, если в реальной действительности для этого нет подходящих условий».

Собравшиеся в ресторане как могли фактом своей встречи влиять на криминогенную ситуацию в Киеве и области?.. К слову: ресторан, где собралась «сходка», находится далеко от жилых домов, всё происходило очень спокойно и чинно, и у сотрудников ресторана не было никаких претензий к собравшимся. Так почему же нагрянула полиция, вывозила людей партиями в Оболонский райотдел, проверяла и отпускала (!) – и так до глубокой ночи?

Презумпция виновности

Не испытывая ни малейшей симпатии к уголовникам, всё же зададимся вопросом: а на каком правовом основании людей забрали из ресторана во время ужина и повезли в полицию? Только на основании того, что (как потом оказалось!) у них были судимости? Честно говоря, с чисто человеческой точки зрения собравшихся ничуть не жаль, ведь для них такая «ходка» в полицейский участок – детский лепет с учётом их статуса в уголовном мире. А обидно за нашу «беззубую» полицию. Начальник столичной полиции Андрей Крищенко позже оправдывался за изъятие у некоторых задержанных зарегистрированного оружия с разрешительными документами: «будет проведена проверка условий хранения и правил перевозки. Также проверим, не переделанное ли это оружие. Оно изъято, открыто уголовное производство по ст. 263 УК (незаконное обращение с оружием) и будет назначена соответствующая экспертиза». Но он же, г-н Крищенко, сообщил: «Никто из них (задержанных – ред.) не находился в розыске и не проходил по нерассмотренным уголовным делам, поэтому их всех отпустили после отработки и проверки документов, установления личности».

Расследование резонансных убийств: что мешает правоохранителямМаксим Кречетов попытался выяснить, откуда Аваков взял показатели раскрываемости преступлений и стоит ли ждать наказания заказчиков резонансных убийств.

Почему документы нельзя было проверить на месте? Почему прошлая судимость (выявленная уже ПОТОМ, в управлении полиции) становится основанием для того, чтобы прервать ужин человека в ресторане и увезти в полицейский участок? Да, вор должен сидеть в тюрьме и профилактика преступности очень нужна, но не такая показуха, в результате которой полицейские перед всеми извинились и отпустили. Зачем этот фарс? Задержание оправданно и законно лишь в случае, если происходит на месте преступления. Первый заместитель главы Нацполиции Вячеслав Аброськин, курирующий уголовный блок, вот как прокомментировал всю эту «спецоперацию»: «наша задача — выяснить, для чего они собрались и какие планы обсуждали. Правоохранители осмотрели задержанных, проверили их личные данные и сейчас разбираются в ситуации. […] Выяснилось, что большинство из них имеют криминальную биографию и отбывали наказание за совершение различных преступлений». Где в Уголовном кодексе написано, что ранее судимые граждане не имеют права собираться на ужин?

Задержания «для профилактики» людей, которые заведомо никаких правонарушений в том ресторане не совершали – это из той же оперы, что и высказывания Аброськина после расстрела полицейских в Днепре год назад. Он тогда прямым текстом писал в соцсетях, что злоумышленника нужно найти и убить при задержании! После этого его как раз и повысили с должности начальника полиции Донецкой области до первого замглавы Нацполиции. После той же трагедии министр Арсен Аваков заявил о том, что нужно срочно ввести принцип: «сначала подчиняйся полиции, потом обжалуй её действия». Но как же убитый на месте без суда и следствия человек может что-то обжаловать?..

Чтобы не быть голословным в критике таких действий полиции, сошлюсь на мнение профессионала – бывшего заместителя начальника Главного следственного управления МВД Григория Мамки: «логический и такой нелепый, как всегда в последнее время, финал истории – всех задержанных отпустили, изъяли несколько единиц огнестрельного оружия. Откуда столько авторитетов взяли по Киеву – неизвестно. Но для картинки – чем больше, тем лучше».

Война всё спишет?

Так помогут ли нам такие «профилактики» организованной преступности подняться в рейтингах выше Боснии и Герцеговины, Уганды, Тринидада и Тобаго, Гаити? Советник главы МВД Иван Варченко в комментарии журналистам отметил, что специалисты Всемирного экономического форума при составлении нашумевшего рейтинга брали за основу также мнение бизнеса, посчитав эти оценки субъективными. Ну простите – не всем украинским бизнесменам «повезло» продавать силовым структурам рюкзаки по космически завышенным ценам, вот они и возмущаются поборами, «наездами», «крышеванием» и рэкетом. Непатриотично? Портят наши бизнесмены своими оценками криминальной ситуации имидж Украины в мире? Но по адресу ли такие претензии?

Г-н Варченко нашёл и такое оправдание позорному для Украины положению в рейтинге: «есть субъективные оценки бизнеса, которые в своей массе дают в какой-то мере какой-то социологический результат, тогда, когда берется много таких оценок и чувство бизнеса, легко ему работать или нет. Имеется в виду легкость в связи с давлением организованной уголовной преступности. Возможно, формулировка связана с тем, что у нас происходят боевые действия, соответственно есть вопросы и проблемы с собственностью, и это чувствуют аналитики Международного экономического форума, которые живут не на территории Украины, но оценивают Украину». Ну да, война во всём виновата – до чего же удобно!

Вирус коррупции в МВД: Троян и множество фейковНашумевший обыск у заместителя министра внутренних дел Вадима Трояна и последующее развитие событий показали, что война между командами Порошенко и Авакова идет – хотя пока что им удалось договориться.

Уже упомянутый выше экс-заместитель начальника Главного следственного управления МВД Григорий Мамка в комментарии на тему уровня организованной преступности написал: «ситуацию не исправить общими заявлениями премьер-министра о борьбе с рейдерством или подобными показательными выступлениями полиции по задержанию мифических уголовных авторитетов. Чего стоит проблема вмешательства в работу государственных реестров, когда через нотариуса или госрегистратора можно забрать у владельца любой объект недвижимости или целый бизнес. Но для министра юстиции Петренко, однопартийца Авакова – это, пожалуй, никакая не проблема». Почему-то криминогенной ситуацией, сложившейся из-за действий сообщников рейдеров в Минюсте, никто в МВД не интересуется.

«Лихие 10-е»

Да, в Киеве и ближайших окрестностях всё чаще проходят воровские сходки. На днях, как пишут некоторые СМИ, было аналогичное «мероприятие» в Ирпене, но тогда воры якобы просто послали приехавших полицейских – на том дело и кончилось. Никаких отчётов полиции по той ситуации вы нигде не найдёте. Зато можно встретить множество победных реляций руководства МВД и советников министра. В которых они умело жонглируют цифрами, чтобы представить ситуацию в борьбе с оргпреступностью прямо-таки радужной. Но как это возможно без специализированной структуры в МВД, например? УБОП ведь разогнали, работавшие там профессионалы лишь с грустью комментируют обстановку: «сегодня положение почти как в 90-х, только хуже с учётом наплыва оружия из зоны АТО и беспомощности полиции».

Воскресную «спецоперацию» специалисты называют проявлением бессилия МВД перед лицом организованной преступности и оправданной лишь в одном случае: если полицейским удалось таким, пусть и сомнительным с правовой точки зрения, образом сорвать какое-то очень важное решение криминалитета. Ничего об этом полиция официально не сообщает. Но где гарантия, что на следующих выходных «авторитеты» не смогут снова собраться, принять нужное решение, а полицейских послать подальше, как недавно в Ирпене?

Максим Кречетов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...