Качество или количество: дождется ли армия новых видов оружия

Денис Поповичжурналист

Не так давно украинские производители приняли участие в двух крупных оружейных выставках. Первая прошла в Вашингтоне, а вторая – в Киеве. На ней украинские конструкторы показали перспективные отечественные наработки, которые могли бы усилить нашу армию, но из-за нехватки средств на перевооружение вряд ли в скором времени появятся в войсках.

9 октября продукция концерна «Укроборонпром» впервые побывала на выставке AUSA-2017 (Association of the US Army). По данным «Укроборонпрома», гвоздем программы стали украинский БТР-4Е и беспилотный, дистанционно-управляемый наземный бронетранспортер «Фантом-2». Как уже сообщало «Слово и Дело», впервые этого боевого робота, только под названием «Фантом-1», показали в конце августа 2016 года. Сначала БТР был вооружен 7,62-мм пулеметом. Спустя несколько месяцев на оружейной выставке IDEX-2017 в Абу-Даби (ОАЭ) зрители увидели второй вариант «Фантома», вооруженный уже противотанковым ракетным комплексом «Барьер».

А в июле 2017 года «Укроборонпром» представил третью версию боевого робота, вышедшую под названием «Фантом-2». Она была вооружена 80-мм неуправляемыми реактивными снарядами (НУРС), создающими, по словам президента Петра Порошенко, «эффект «Града» на поле боя. Правда, для того, чтобы разместить тяжелую платформу для запуска НУРСов, конструкторам пришлось сделать миниБТР восьмиколесным («Фантом-1» ездил на шести колесах).

А в США привезли уже четвертую модернизацию «Фантома». Наземный дрон получил не только НУРСы, но и спаренное 23-мм орудие, а также пусковые установки для запуска управляемых противотанковых ракет. Эволюция, которую прошел украинский боевой робот всего за один год, просто поражает и свидетельствует о стремлении украинской стороны развивать это направление. Однако появление «Фантома» на выставке AUSA-2017 носит скорее имиджевый характер, а его практическое применение в войсках – совсем неблизкая перспектива.

Дело в том, что и сами американцы активно пытаются роботизировать свою армию, однако из-за технического несовершенства конструкции максимум, на что способны «терминаторы», – это осуществлять дистанционное разминирование местности, избавляя человека от грязной и опасной работы. Попытка сделать настоящего боевого робота в США пока терпела неудачу, потому что машины не способны проявлять инициативу и самостоятельно принимать решения, что просто необходимо в бою. Действия робота зависят от поступков оператора, который дистанционно управляет машиной.

Дистанционное управление беспилотными системами может осуществляться либо с помощью кабеля, либо по радиоканалу. И в этом основная сложность. Ведь кабель можно запросто перерезать, превратив робота в дорогую недвижимость. А управление по радиоканалу также может быть перехвачено противником. Поэтому создание защищенных средств связи между оператором и роботом – самая главная проблема, которую решают за рубежом и теперь уже в Украине. А учитывая тот факт, что в нашей стране совсем недавно взялись за конструирование наземных дронов, сложно прогнозировать, когда «Фантом-2» окажется в войсках.

Боевые роботы в армии: на что способна УкраинаЖурналист Денис Попович рассказал о наработках украинского военпрома, касающихся роботов и роботизированных комплексов.

После вашингтонской выставки стартовала ежегодная киевская выставка «Оружие и безопасность-2017», которая проходила с 10 по 13 октября. На выставке, среди прочего, был представлен новый высокоточный минометный комплекс UKR-ММС с цифровой системой управления огнем, разработанный госпредприятием «Укроборонсервис» совместно с испанскими коллегами. Годом ранее на этой же выставке был показан 120-мм миномет, усовершенствованный украинскими специалистами. Для наведения на цель в украинском варианте модернизации миномета использовался планшет, куда заранее были заложены координаты цели. Компьютер учитывал все условия, которые могли повлиять на точность стрельбы, включая даже погодные особенности.

Этот высокоточный миномет, правда, так и не попал в армию, хотя мог бы очень пригодиться на передовой. Поясняется это тем, что у нас пока не особо задумывались о перевооружении, прежде всего пытаясь укомплектовать армию согласно штатным нормам и привести в порядок то, что уже есть в распоряжении. Ставка в этом отношении до сих пор делалась на старые советские образцы, прошедшие ремонт и модернизацию. Таким образом, качество заменили количеством, что было оправданно в условиях ограниченного финансирования. Это касалось прежде всего бронетехники.

Лишь в 2017 году у нас заговорили о перевооружении, но пока в этом смысле подразумевается оснащение армии ограниченным количеством новейших танков «Оплот», а также завершение испытаний ракетного комплекса «Ольха», представляющего собой превращение старой советской РСЗО «Смерч» в высокоточное оружие.

Так что, скорее всего, перспективные образцы вооружений в среднесрочной перспективе будут радовать глаз разве что посетителям выставок.

Денис Попович, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...